A.

A.

В перечень жизненно важных препаратов могут войти четыре современных противовирусных препарата против гепатита С. Об этом сообщила сегодня главный инфекционист России Ирина Шестакова, уточнив, что три из них эксперты уже пытались включить в прошлом году, но безуспешно.

По словам главного внештатного специалиста по инфекционным болезням Минздрава Ирины Шестаковой, в этом году на включение в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП) будут претендовать четыре противовирусных препарата прямого действия против гепатита С, на которые получены положительные заключения экспертов, - даклатасвир, софосбувир, асунапревир и российский нарлапревир. Ирина Шестакова сообщила, заседание комиссии Минздрава по перечню должно пройти в конце августа — начале сентября. Однако, гарантий того, что они войдут в перечень, нет.

- В прошлом году у нас отклонили три препарата с прямым противовирусным действием - даклатасвир, софосбувир, асунапревир. Но они не вошли не потому, что не захотел Минздрав. Их отклонили в итоговом рассмотрении перечня на другом этапе, - объяснила Ирина Шестакова. - Сейчас к ним добавился еще один препарат - российский нарлапревир, он тоже подан на вхождение в перечень. Включат их или нет в этом году, не могу сказать - не все зависит от профессионального сообщества. 

Читайте также: В России частично аннулирован патент на софосбувир

Также Ирина Шестакова обратила внимание, что по нормативно-правовым документам, никакой связи между госзакупками лекарств и вхождением препарата в перечень ЖНВЛП не должно быть. Единственное, на что влияет перечень, - это на государственный контроль цен на препараты.

- На протяжении многих лет сложилась практика при проведении госзакупок лекарств опираться на перечень ЖНВЛП. Хотя ни одного нормативно-правового документа в России, ограничивающего применение в рамках ОМС препаратов, не вошедших в перечень ЖНВЛП. Включен он или нет в перечень, он может применяться в рамках ОМС, - сказала главный инфекционист. 

Между тем, российские пациенты с гепатитом С жалуются на недоступность лечения заболевания современными препаратами прямого действия, которые более эффективны и вызывают меньше побочных эффектов, чем терапия с интерферонами, но стоят намного дороже. Часть пациентов покупают современные препараты за свой счет. По словам главного врача Боткинской больницы Алексея Яковлева, сегодня петербуржцы с гепатитом С могут получать современную безинтерфероновую терапию только в рамках городской программы по борьбе с хроническими гепатитами, по которой в этом году выделено порядка 100 млн рублей. Но число таких пациентов очень ограничено.

- В Боткинской инфекционной больнице - самое большое в России число пациентов с гепатитом С, получивших безинтерфероновую терапию. За 3 года существования городской программы — более 100 человек, а с учетом этого года будет намного больше, - сказал главврач. - В первую очередь, такое лечение получают медики, заразившиеся гепатитом на работе. 

Читайте также: Пациенты просят Минздрав принять государственную стратегию по вирусным гепатитам

По словам президента Европейской ассоциации пациентов с болезнями печени Татьяны Рейх, в Европе тоже существуют проблемы с доступом к современному лечению гепатита С. Как показало последнее исследование, лишь в трех странах, входящих в ассоциацию, в 2016 году не было никаких ограничений с доступом к лечению вирусного гепатита С — во Франции, Нидерландах и Португалии. 

© Доктор Питер

Незащищенные категории граждан смогут расторгнуть невыгодные сделки

 
/ Источник: Петербургский правовой портал
Незащищенные категории граждан смогут расторгнуть невыгодные сделки

Смотрите также:

Юристам, которые защищают права инвалидов, несовершеннолетних или престарелых граждан, будет проще отстаивать свою позицию в суде. Ведь Минтруд России вынес на общественное обсуждение законопроект, который упростит процедуру расторжения сделок, заведомо не выгодных для данной категории граждан.

Что случилось?

Минтруд России опубликовал на едином портале для размещения проектов нормативных актов инициативу об упрощении судебного расторжения невыгодных для уязвимых лиц сделок. Соответствующие поправки должны быть внесены в статью 179 Гражданского кодекса РФ.

Уязвимым гражданам больше прав

Законопроект предлагает дать больше прав и возможностей для расторжения невыгодных сделок:

  • пожилым людям,
  • детям,
  • инвалидам.

Чиновники отмечают, что если такой социально-незащищенный гражданин заключил невыгодную для себя сделку с лицом, которое воспользовалось его беззащитностью, суд должен иметь возможность расторгнуть такое соглашение в упрощенном порядке. При этом, такими лицами могут быть не только мошенники или злоумышленники, но и самые обычные добропорядочные граждане или организации, которые действовали в целях своей выгоды, не учитывая интересы контрагента. В пояснительной записке к документу, в частности, сказано:

Если контрагент воспользовался не только затруднительным положением другого лица, но и неопытностью гражданина в делах, легкомыслием, слабоволием, то все эти обстоятельства позволяют оспаривать сделку. При этом затруднительные положения следует понимать в широком смысле: экономические, личные, семейные, политические причины.

Выгода для юристов

Авторы инициативы отмечают, что новая норма позволит проще защищать права указанных категорий граждан посредством оспаривания такой сделки в судебном порядке. Это значит, что юристам, представляющим интересы такой категории лиц, будет намного проще отстоять свою позицию в суде и расторгнуть невыгодную сделку по новому основанию. Публичное обсуждение инициативы продлится до 2 августа 2017 года, после чего законопроект поступит на рассмотрение в Правительство РФ.

Источник: ppt.ru

Комиссия правительства по законопроектной деятельности не поддерживает предложение депутатов Госдумы о наделении Министерства внутренних дел и Росгвардии правом запрашивать у медиков сведения о медицинских противопоказаниях в отношении граждан, желающих получить права на вождение автомобиля, лицензию частного детектива или разрешение на владение оружием. Как говорится в проекте отзыва комиссии, с которым ознакомились «Ведомости», «предоставление указанных сведений, составляющих врачебную тайну, будет затрагивать интересы широкого круга лиц». При этом, по мнению юристов правительства, в законопроекте отсутствует обоснование необходимости предоставления правоохранительным органам таких полномочий.
Законопроект, предполагающий внесение поправок в законодательство о Росгвардии и МВД, был внесен в нижнюю палату председателем комитета Госдумы по безопасности Василием Пискаревым и его первым заместителем Эрнестом Валеевым (оба – «Единая Россия») еще в конце прошлого года. Помимо нормы о получении правоохранителями информации о медицинских противопоказаниях лиц, запрашивающих указанные разрешения, в нем содержится ряд технических поправок и пункт, наделяющий сотрудников вневедомственной охраны Росгвардии правом доставлять в полицию и отделения Росгвардии задержанных лиц для составления административных протоколов (см. врез). В целом правительство поддерживает поправки депутатов, но предлагает их доработать с учетом своих замечаний ко второму чтению.

Эти медицинские справки сплошь и рядом получают сомнительными способами и они не отражают реального состояния здоровья их предъявителей, поясняет соавтор законопроекта Валеев. Не секрет, что объявления об оформлении таких справок за час можно увидеть на улицах и в других общественных местах, отмечает он: «Именно поэтому мы предложили дать Росгвардии право запрашивать информацию о медицинских противопоказаниях». Возражения о том, что тем самым будет раскрыта врачебная тайна, представляются депутату неубедительными – ведь медицинские учреждения могут предоставить информацию о противопоказаниях, не раскрывая эту тайну, от них не требуется перепроверять диагностику человека, достаточно лишь ответа о наличии или отсутствии противопоказаний. По словам Валеева, отзыв правительственной комиссии, как и другие отзывы заинтересованных сторон, будет обсуждаться в профильном комитете, но говорить о результатах обсуждения пока рано.
Участившиеся убийства людей из легального гражданского оружия (последний резонансный случай произошел в начале июня под Тверью, где в дачном поселке были расстреляны девять человек) говорят о том, что инициатива депутатов давно «перезрела», уверен собеседник в центральном аппарате МВД. Сотрудники лицензионно-разрешительных органов, которые сейчас переданы Росгвардии, не могут сами проверить, действительно ли медицинские справки выданы надлежащим образом. По словам собеседника, в МВД и Росгвардии известно об этих поправках и их там фактически поддерживают, а возражения комиссии правительства носят, видимо, формальный характер и вопрос в конце концов удастся согласовать.

Источник Ведомости

380 детей с ВИЧ-положительным статусом зарегистрировано в Петербурге. Из них не лечатся десять. Родители половины этих десяти – откровенные ВИЧ-диссиденты. На заседании Экспертного совета при Уполномоченном по правам ребенка обсуждали, как защитить таких детей и обеспечить им лечение.

В Петербурге пройдут встречи специалистов СПИД-центра с представителями органов опеки и попечительства. Врачи расскажут им о необходимости вести профилактическую работу с семьями, где воспитывается ребенок с ВИЧ. Такое решение было принято на заседании Экспертного совета при Уполномоченном по правам ребенка.

Как отметила детский омбудсмен Петербурга Светлана Агапитова, в городе необходимо выработать четкую схему для защиты прав ВИЧ-положительных детей, чьи родители намеренно отказываются от антиретровирусной терапии. «Последствия таких отказов крайне тяжелые, – отметила детский омбудсмен. – Некоторые дети в итоге попадают в реанимацию истощенные, на грани жизни и смерти, и им уже не помочь».

«Доктор Питер» рассказывал историю девочки с ВИЧ, которую удочерили противники традиционной медицины, так называемые ВИЧ-диссиденты, уверенные, что СПИД – мистификация, придуманная фармкомпаниями. На протяжении нескольких лет они не допускали к ней медиков. Врачи Центра СПИД подали иск в суд, чтобы начать лечение девочки. Процесс длился полгода, решение было принято в пользу медиков. Кристину госпитализировали, но слишком поздно. Болезнь прогрессировала, у девочки СПИД.

Юрист Центра СПИД Анна Крюкова описала стандартный алгоритм, которого придерживаются в учреждении, когда становится известно о ВИЧ-диссидентстве. Если работа с семьей не дает положительных результатов, а родители исчезают и не выходят на связь, Центр направляет запрос в детскую поликлинику по месту жительства ребенка. Поликлиника в течение трех дней осуществляет патронаж, а если обнаружить и убедить горе-родителей не удается, сотрудники центра обращаются с заявлением в органы опеки. Однако у органов опеки в Петербурге нет единого подхода к таким ситуациям. Иногда они готовы помогать врачам, а иногда - нет. 

Педиатр отделения материнства и детства центра Елена Воропаева привела в пример опыт Екатеринбурга, где существует следующая практика. Если ни врачам, ни субъектам профилактики не удается воздействовать на родителей больного ребенка, и они продолжают отказываться от лечения, опека выходит с иском в суд и их ограничивают в родительских правах на полгода. Если за это время законные представители не одумаются, их ждет лишение. Однако до этого не доходит – практика показала, что после шести месяцев разлуки с ребенком родители, как правило, меняют свое отношение и начинают терапию.

Читайте также: Молодой матери предъявили обвинение в угрозе заражения ребенка ВИЧ

В Петербурге, по словам Елены Воропаевой, тоже было несколько подобных случаев. Конечно, этот сценарий - нежелательный. Именно поэтому так необходим механизм досудебного урегулирования.

«Проблема в том, что субъекты профилактики, в частности, члены комиссий по делам несовершеннолетних, зачастую вообще не очень хорошо представляют себе, что такое СПИД и почему он опасен», – сокрушается Анна Крюкова. Поэтому с ними необходимо провести встречи и рассказать, как работать с семьями, в которых воспитывается ребенок с ВИЧ.

© Доктор Питер

Рубрики: Инфекционные болезни

Попытка восстановить зубы в Институте им. Вредена привела к тому, что женщине обезобразили лицо, она долго лечилась у психиатров и лишилась работы. Петербургский городской суд не нашел в документах клиники доказательств правильного оказания медицинской помощи и взыскал только в возмещение морального вреда 500 тысяч рублей.

У Института Вредена петербурженка отсудила почти 700 тысяч рублей за сломанную жизнь
Фото: freepik.com

Вкратце эта страшная медицинская история выглядела так. Пациентка обратилась в РНИИТО им. Вредена с жалобами на частичное отсутствие зубов, чтобы сделать протезирование на основе имплантации. Учитывая врожденные особенности прикуса пациентки, с которым она без жалоб жила 45 лет, в Институте травматологии и ортопедии им. Вредена ей порекомендовали остеотомию нижней челюсти (oпepaция по восстановлению aнaтoмичecки пpaвильнoго пoлoжeния или формы кocти), что и было сделано.

Позже экспертиза установила, что выполненный объем предварительной диагностики был катастрофически недостаточным - масштабная операция была спланирована фактически в амбулаторном режиме, дооперационный снимок выполнялся на операционном столе под общим наркозом, когда лицевая мускулатура расслаблена и оценить прикус невозможно... Экспертиза установила отсутствие 11 исследований и консультаций, признанных необходимыми для планирования операции.

Операция состоялась 11 октября 2013 года, после нее возникли выраженные функциональные нарушения из-за смещения отломков нижней челюсти, деформации нижней трети лица, асимметрии лица. Почти через месяц ее снова прооперировали повторно в РНИИТО - пытались устранить последствия первой операции путем реостеосинтеза, перемещения и репозиции отломков нижней челюсти. Однако устранить деформацию челюсти, полученную пациенткой после первой операции, не удалось.

В течение полугода женщина пыталась привыкнуть к своему новому состоянию - обезображенному внешнему виду, проблемам при приеме пищи и речи. За это время она похудела на 20 кг.

Спустя полгода после операции, 9 мая 2014 года пациентка института Вредена попыталась покончить жизнь самоубийством. К счастью, ее спасла дочь, она же и вызвала бригаду скорой психиатрической помощи. Более месяца женщина лечилась в Городской психиатрической больнице №3 им. Скворцова-Степанова и еще год - в амбулаторных условиях районного психдиспансера.

Однако на этом беды не закончились — с диагнозом «витальная депрессия, незавершенный суицид», она была уволена со службы в полиции: непригодность к прохождению службы по контракту. То есть лишилась и источника дохода - заработка.

Подробности о попытке петербурженки восстановить зубы в Институте им. Вредена читайте здесь

Процесс, сначала шедший в Калининском районном суде Петербурга, привел к неожиданным результатам.

- В комиссионном экспертном заключении Российского центра судебно-медицинской экспертизы сказано, что ответчик не провел адекватную предоперационную подготовку, выбрал метод оперативного вмешательства без необходимых дополнительных исследований. Многочисленные дефекты диагностики были отнесены экспертной комиссией к дефектам оказания медицинской помощи, - рассказала «Доктору Питеру» адвокат «Адвокатской группы ОНЕГИН» Ольга Зиновьева, - Тем не менее, именно отсутствие сведений о предварительной диагностике и очень скудное отражение медицинских манипуляций в документах РНИИТО им. Вредена не позволили экспертной комиссии, работавшей по делу около года, установить наличие или отсутствие дефектов выполнения оперативного вмешательства, установить наличие или отсутствие вреда, причинённого здоровью истицы, а также установить наличие или отсутствие причинно-следственной связи между возможными дефектами (которое не удалось ни установить, ни исключить) и вредом здоровью.

Городской суд Петербурга рассматривал дело в течение полугода и только на четвертом судебном заседании, проведенном с допросом эксперта с помощью видеоконференцсвязи с Савеловским районным судом города Москвы, судебная коллегия по гражданским делам 19 мая вынесла апелляционное определение, которое можно отнести к судебным актам, формирующим и определяющим судебную практику.

Он согласился с позицией адвоката истицы, что, если невозможно установить дефекты в оказании медицинских услуг, вред здоровью и степень его тяжести из-за того, что в медицинских документах ответчика нет достаточных данных об объективном статусе пациента и результатах диагностики, это не может стать препятствием для защиты прав пациента в суде.

Учитывая, что в деле нет доказательств того, что медицинские услуги ответчик оказал качественно, доводы истицы о дефектах оказанной медицинской услуги ответчик не опроверг, Судебная коллегия по гражданским делам Петербургского горсуда оставила в силе решение Калининского районного суда Петербурга. В соответствии с ним, с РНИИТО им. Вредена в пользу пациентки в качестве компенсации причиненного морального вреда было взыскано 500 000 рублей, а также расходы пациентки на оплату услуг Института им. Вредена в размере 143 343 рублей и штраф в размере 100 000 рублей.

- Мы оцениваем решение Петербургского горсуда как очередной этап формирования судебной практики, демонстрирующей, что основанием для принятия судом решения о некачественном оказании медицинской помощи является отсутствие в материалах дела доказательств её качественного оказания, - говорит адвокат Зиновьева. - История с медицинскими документами РНИИТО им. Вредена показала, что, если нет данных о результатах диагностики и лечения или сведения о них неполные, а также если клиника ссылается на утрату медицинских документов, она фактически лишает себя процессуальной возможности доказать свою правоту в судебном порядке.

© Доктор Питер

Юридические консультации

Для пациентов и медицинских работников

Миграция и здоровье

Правовые вопросы

Публикации

Наши публикации

Контакты

Россия, Санкт-Петербург,
Большой проспект П.С., д. 100,
БЦ «Офисный дом»
офис 234

Тел: +7 921 913-03-44