A.

A.

Раздел 2.4: Права лиц, оказывающих медицинскую помощь

Лицам, оказывающим медицинскую помощь, принадлежит важнейшая роль в решении проблемы нарушений прав человека в медицинских учреждениях. Применение системы прав человека в контексте медицинской помощи по сути подразумевает, что защищать следует как пациентов, так и медицинских работников. Невозможность в полной мере реализовать собственные права приводит к тому, что медики не решаются на эффективные действия по предотвращению нарушений прав пациентов либо бессильны это сделать.

Многочисленные международные договоры и конвенции содержат права, призванные защитить работников и обеспечить им безопасные и здоровые условия труда. ООН и ее учреждениями, в том числе Международной организацией труда (МОТ), разработаны некоторые из этих международных стандартов в сфере труда и ведется мониторинг их исполнения. В настоящем разделе рассматриваются несколько таких стандартов и их толкования в связи с тремя ключевыми правами лиц, оказывающих медицинскую помощь. Сюда входят: право на (i) благоприятные условия труда; (ii) свободу собраний и объединения, в том числе право создавать профсоюзы и вступать в них и право на забастовку; (iii) надлежащую правовую процедуру и связанные с ней права на справедливое разбирательство и эффективное средство правовой защиты, на защиту частной жизни и репутации, на свободу выражения мнения и на информацию.

В первой части настоящего раздела идет речь о праве на благоприятные условия труда, включая право на труд и право на справедливую оплату и безопасные условия труда. Во второй части рассматривается право на свободу объединения. В третьей части анализируется право на надлежащую правовую процедуру и связанные с ним права. Каждый раздел начинается с рассмотрения значимости этого конкретного права для медицинских работников, затем приводятся соответствующие стандарты, установленные в различных юридических документах ООН, в заключительных замечаниях и в прецедентных решениях договорных органов ООН, иллюстрирующих примеры возможных нарушений.

И наконец, следует отметить, что в соответствующих стандартах, закрепленных в Декларации ООН от 1998 г. о правозащитниках, подчеркивается тот факт, что медицинские работники, помимо обладания теми же основными правами, что и пациенты, являются в своей повседневной работе защитниками прав.

Право на эффективное средство правовой защиты

Право на эффективное средство правовой защиты требует, чтобы средства защиты от нарушений прав человека были доступными и эффективными, а также «учитывали особую уязвимость некоторых категорий лиц»[2]. Данное право также предусматривает, как минимум, возмещение лицам, права которых нарушены, и принятие мер для предупреждения повторения нарушений[4]. В контексте медицинской помощи КЭСКП прямо указывает, что государства обязаны обеспечивать доступность эффективных средств правовой защиты от нарушений экономических, социальных и культурных прав[6].

Соответствующие положения

МПГПП

Ст. 2(3): Каждое участвующее в настоящем Пакте Государство обязуется:

Ст. 14:

  1. Все лица равны перед судами и трибуналами. Каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, или при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе, на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона….
  2. Если какое-либо лицо окончательным решением было осуждено за уголовное преступление и если вынесенный ему приговор был впоследствии отменен или ему было даровано помилование на том основании, что какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки, то это лицо, понесшее наказание в результате такого осуждения, получает компенсацию согласно закону, если не будет доказано, что указанное неизвестное обстоятельство не было в свое время обнаружено исключительно или отчасти по его вине.

МПЭСКП, ст. 2(1): Каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется в индивидуальном порядке и в порядке международной помощи и сотрудничества, в частности в экономической и технической областях, принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обеспечить постепенно полное осуществление признаваемых в настоящем Пакте прав всеми надлежащими способами, включая, в частности, принятие законодательных мер.

КПП, ст. 14(1):  Каждое Государство-участник обеспечивает в своей правовой системе, чтобы жертва пыток получала возмещение и имела подкрепляемое правовой санкцией право на справедливую и адекватную компенсацию, включая средства для возможно более полной реабилитации. В случае смерти жертвы в результате пытки право на компенсацию предоставляется его иждивенцам.

. . . Право на эффективное средство правовой защиты в контексте психического здоровья

Указывая на трудности, которые испытывают пациенты с психическими расстройствами при обжаловании нарушений их прав, в том числе в медицинских учреждениях, договорные органы подчеркивают обязанность государств установить необходимые процедурные и материальные гарантии для защиты этих лиц, в том числе обеспечить им возможность обращения в суд и полную реализацию их права на эффективное средство правовой защиты[8]; ...

Пример дела в связи с психическим здоровьем и правом на эффективное средство правовой защиты

Williams v. Jamaica (КПЧ) (1997). Комитет пришел к выводу, что непредоставление государством адекватного лечения заявителю - заключенному с психическим расстройством, обострившимся из-за нахождения в камере смертников, было нарушением Статей 7 и 10(1) МПГПП. Комитет пришел к выводу, что заявитель «имел право на эффективное средство правовой защиты, включая, в частности, проведение соответствующего лечения»[10]. КЭСКП также призывал государства принять неотложные меры по устранению вредных для здоровья условий содержания в тюрьмах, приводящих к высокому уровню распространения среди заключенных инфекционных заболеваний, таких, как туберкулез, обеспечив адекватное лечение и улучшив условия содержания[12].   

Пример дела, касающегося инфекционных заболеваний и права на эффективное средство правовой защиты

Tornel et al. v. Spain (КПЧ) (2006).Комитет пришел к выводу, что факт неуведомления тюремной администрацией родственников заключенного о серьезном ухудшении его состояния в связи с положительным ВИЧ-статусом был произвольным вмешательством в семейную жизнь и нарушением Статьи 17(1) МПГПП. Комитет постановил, что государство было обязано предоставить жертвам эффективные средства правовой защиты, включая выплату компенсации[14]. Выражая обеспокоенность тем, что жертвы недобровольной стерилизации не могут получить возмещение, Комитет КПП
призвал государства принять необходимые меры с тем, чтобы «быстро, беспристрастно и эффективно» расследовать все заявления о недобровольной стерилизации женщин из числа рома, увеличить срок подачи жалоб потерпевшими и привлечь к ответственности виновных для обеспечения эффективной защиты жертв
[16].

Заключительные замечания по Чешской Республике в связи с сексуальным и репродуктивным здоровьем и правом на эффективную правовую защиту

Комитет испытывает беспокойство по поводу отсутствия статистических данных о компенсации жертвам пыток и жестокого обращения, в том числе жертвам недобровольной стерилизации и хирургической кастрации, а также жертвам жестокого обращения в медицинских и психиатрических учреждениях, насильственных действий по отношению к представителям меньшинств, торговли людьми и бытового и сексуального насилия.   Он также выражает беспокойство по поводу сроков, установленных для подачи жалоб (статьи 14 и 16).

Комитет рекомендует государству-участнику обеспечить, чтобы жертвы пыток и жестокого обращения имели право на возмещение и адекватную компенсацию, включая реабилитацию, и получали их, как это предусмотрено статьей 14 Конвенции. Комитет рекомендует государству-участнику представить Комитету статистические данные о числе жертв, получивших компенсацию и иные виды помощи, в том числе жертв недобровольной стерилизации и хирургической кастрации, а также жестокого обращения в медицинских и психиатрических учреждениях, насильственных действий по отношению к представителям этнических меньшинств, торговли людьми и бытового и сексуального насилия.   Комитет также рекомендует увеличить сроки для подачи требований о предоставлении компенсации[18].


[2] КПЧ. Замечание общего порядка № 31: Характер общего юридического обязательства, налагаемого на государства-участников Пакта. 26 мая 2004 г. п. 15.

[4] КПЧ. Замечание общего порядка № 31[80]: Характер общего юридического обязательства, налагаемого на государства-участников Пакта. UNDoc. CCPR/C/21/Rev.1/Add.13. 26 мая 2004 г. п. 16.

[6]КПЧ. Коммуникация № 972/01: George Kazantzis v. Cyprus. UN Doc. CCPR/C/78/D/972/2001. 13 сентября 2003 г. п. 6.6.

[8] КПЧ. Заключительные замечания: Болгария. UNDoc. CCPR/C/BGR/CO/3. п. 17.

“[10] КЭСКП. Заключительные замечания: Индия. UN Doc. E/C.12/IND/CO/5. 8 августа 2008 г., п. 13.

[12] КЭСКП. Заключительные замечания: Индия. UN Doc. E/C.12/IND/CO/5. 8 августа 2008 г., п. 13.

[14] Комитет по правам ребенка. Заключительные замечания: Мозамбик. UN Doc. CRC/C/15/Add.172. 2 апреля 2002 г., пп. 38-39. 

[16] Комитет КПП. Заключительные замечания: Коста-Рика. UN Doc. CAT/C/CRI/CO/2. 7 июля 2008 г., п. 19; Комитет КЛДЖ. Заключительные замечания: Танзания. UN Doc. CEDAW/C/TZA/CO/6. 16 июля 2008 г., п. 120; Комитет по правам ребенка. Заключительные замечания: Ливан. UN Doc. CRC/C/LBN/CO/3. 8 июня 2006 г., пп. 47-48.

[18]КомитетКЛДЖ. Коммуникация № 17/2008:  Maria de Lourdes da Silva Pimentel Teixeira v. Brazil. UN Doc. CEDAW/C/49/D/17/2008. 27 сентября 2011 г. п. 7.2.

Право на равенство и свободу от дискриминации

Право на равенство и свободу от дискриминации имеет решающее значение для осуществления права на здоровье. Медицинские услуги и лечение должны быть доступны и предоставляться без дискриминации (в качестве цели или эффекта) по признаку состояния здоровья, расы, национальности, возраста, пола, сексуальности, сексуальной ориентации, гендерной идентичности, инвалидности, языка, религии, национального происхождения, доходов или социального статуса[2]. В частности, такие учреждения, товары и услуги «должны быть доступны для всех» и «менее обеспеченные домохозяйства не должны нести непропорционально высокие затраты на медицинское обслуживание по сравнению с более состоятельными домохозяйствами»[4].

Кроме того, в международном праве проводится различие между прямой и косвенной дискриминацией, причем запрещены оба вида дискриминации. Прямая дискриминация означает такие меры, которые предпринимаются с намерением дискриминировать, т.е. являются «менее благоприятными или вредными» в отношении какого-либо лица или группы лиц на основе «недопустимого признака или обстоятельства, как-то расы, пола или инвалидности»[6]. Этот тип дискриминации включает в себя формирование негативных стереотипов и стигматизацию. Таким образом, если указанием на прямую дискриминацию служит цель принимаемых мер, то на косвенную дискриминацию указывает эффект таких мер. См. болеедетальныйанализэтоговопросавпособии Interights «Non-Discrimination in International Law: A Handbook for Practitioners[8]. Государства также должны признавать и учитывать отличия и специфические потребности групп, испытывающих особые трудности со здоровьем - например, имеющих повышенный уровень смертности или уязвимых для конкретных болезней[10]. КЛРД рекомендует государствам-участникам конвенции с учетом конкретных условий своей страны обеспечить соблюдение прав неграждан на адекватный уровень физического и психического здоровья путем, среди прочего, неприменения по отношению к ним политики отказа или ограничения в доступе к профилактической, лечебной и паллиативной медицинской помощи[12]. Подобным же образом, Комитет по правам ребенка подчеркивает, что всем детям должен быть обеспечен «постоянный и равный доступ к всестороннему лечению и уходу, включая необходимые при ВИЧ-инфекции лекарства, товары и услуги, на основе принципа недискриминации»[14]; беженцы определенной национальности[16]; жители сельской местности в случае, когда географическое распределение медицинских служб и персонала демонстрирует очевидное преобладание их в городах[18], недостаток в стране служб охраны психического здоровья[20].

Соответствующие положения

ВДПЧ, ст. 7: Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона. Все люди имеют право на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации, нарушающей настоящую Декларацию, и от какого бы то ни было подстрекательства к такой дискриминации.

МПГПП, ст. 26: Все люди равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту закона. В этом отношении всякого рода дискриминация должна быть запрещена законом, и закон должен гарантировать всем лицам равную и эффективную защиту против дискриминации по какому бы то ни было признаку, как-то расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

МПЭСКП, ст. 2(2): Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются гарантировать, что права, провозглашенные в настоящем Пакте, будут осуществляться без какой бы то ни было дискриминации, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

КЛРД, ст. 5: В соответствии с основными обязательствами, изложенными в статье 2 настоящей Конвенции, государства-участники обязуются запретить и ликвидировать расовую дискриминацию во всех ее формах и обеспечить равноправие каждого человека перед законом, без различия расы, цвета кожи, национального или этнического происхождения, в особенности в отношении осуществления следующих прав: … (e) прав в экономической, социальной и культурной областях, в частности: … (iv) права на здравоохранения, медицинскую помощь, социальное обеспечение и социальное обслуживание;

КЛДЖ

Статья 12:

1. Государства-участники принимают все соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин в области здравоохранения, с тем чтобы обеспечить на основе равенства мужчин и женщин доступ к медицинскому обслуживанию, в частности в том, что касается планирования размера семьи.

2. Независимо от положении пункта 1 настоящей статьи, государства-участники обеспечивают женщинам соответствующее обслуживание в период беременности, родов и послеродовой период, предоставляя, когда это необходимо, бесплатные услуги, а также соответствующее питание в период беременности и кормления. 

Ст. 14(2)(b): Государства-участники принимают все соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин в сельских районах, с тем чтобы обеспечить на основе равенства мужчин и женщин их участие в развитии сельских районов и в получении выгод от такого развития и, в частности, обеспечивают таким женщинам право: b) на доступ к соответствующему медицинскому обслуживанию, включая информацию, консультации и обслуживание по вопросам планирования размера семьи;

КПР, ст. 23:

1. Государства-участники признают, что неполноценный в умственном или физическом отношении ребенок должен вести полноценную и достойную жизнь в условиях, которые обеспечивают его достоинство, способствуют его уверенности в себе и облегчают его активное участие в жизни общества.

2. Государства-участники признают право неполноценного ребенка на особую заботу и поощряют и обеспечивают предоставление при условии наличия ресурсов имеющему на это право ребенку и ответственным за заботу о нем помощи, о которой подана просьба и которая соответствует состоянию ребенка и положению его родителей или других лиц, обеспечивающих заботу о ребенке.

3. В признание особых нужд неполноценного ребенка помощь в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи предоставляется, по возможности, бесплатно с учетом финансовых ресурсов родителей или других лиц, обеспечивающих заботу о ребенке, и имеет целью обеспечение неполноценному ребенку эффективного доступа к услугам в области образования, профессиональной подготовки, медицинского обслуживания, восстановления здоровья, подготовки к трудовой деятельности и доступа к средствам отдыха таким образом, который приводит к наиболее полному, по возможности, вовлечению ребенка в социальную жизнь и достижению развития его личности, включая культурное и духовное развитие ребенка.

4. Государства-участники способствуют в духе международного сотрудничества обмену соответствующей информацией в области профилактического здравоохранения и медицинского, психологического и функционального лечения неполноценных детей, включая распространение информации о методах реабилитации, общеобразовательной и профессиональной подготовки, а также доступ к этой информации, с тем чтобы позволить государствам-участникам улучшить свои возможности и знания и расширить свой опыт в этой области. В этой связи особое внимание должно уделяться потребностям развивающихся стран.

КПИ

Ст. 1: Цель настоящей Конвенции заключается в поощрении, защите и обеспечении полного и равного осуществления всеми инвалидами всех прав человека и основных свобод, а также в поощрении уважения присущего им достоинства.

Ст. 12:

1. Государства-участники подтверждают, что каждый инвалид, где бы он ни находился, имеет право на равную правовую защиту.

2. Государства-участники признают, что инвалиды обладают правоспособностью наравне с другими во всех аспектах жизни.

3. Государства-участники принимают надлежащие меры для предоставления инвалидам доступа к поддержке, которая им может потребоваться при реализации своей правоспособности.

4. Государства-участники обеспечивают, чтобы все меры, связанные с реализацией правоспособности, предусматривали надлежащие и эффективные гарантии предотвращения злоупотреблений в соответствии с международным правом прав человека.

Ст. 25:Государства-участники признают, что инвалиды имеют право на наивысший достижимый уровень здоровья без дискриминации по признаку инвалидности. Государства-участники принимают все надлежащие меры для обеспечения доступа инвалидов к услугам в сфере здравоохранения, учитывающим гендерную специфику, в том числе к реабилитации по состоянию здоровья.

МКМ

Ст. 7:Государства-участники обязуются в соответствии с международными документами по правам человека уважать и обеспечивать права всех трудящихся-мигрантов и членов их семей, которые находятся на их территории или под их юрисдикцией, предусмотренные в настоящей Конвенции, без какого бы то ни было различия как то в отношении пола, расы, цвета кожи, языка, религии или убеждений, политических или иных взглядов, национального, этнического или социального происхождения, гражданства, возраста, экономического, имущественного, семейного и сословного положения или по любому другому признаку.

Ст. 28:Трудящиеся-мигранты и члены их семей имеют право на получение любой медицинской помощи, которая является крайне необходимой для сохранения их жизни или избежания непоправимого ущерба их здоровью на основе равенства с гражданами соответствующего государства. Им нельзя отказывать в такой срочной медицинской помощи в силу каких-либо отклонений, в том что касается пребывания или занятости.

Ст. 43:

1. Трудящиеся-мигранты пользуются равным режимом с гражданами государства работы по найму в отношении: (e) доступа к социальному и медицинскому обслуживанию при условии соблюдения требований, предъявляемых в отношении участия в соответствующих программах;

2. Государства-участники создают условия для обеспечения действительного равенства положения, с тем чтобы трудящиеся-мигранты могли пользоваться правами, упомянутыми в пункте 1 настоящей статьи, во всех случаях, когда условия их пребывания, установленные государством работы по найму, отвечают соответствующим требованиям.

Ст. 45(1)(c): Члены семьи трудящихся-мигрантов пользуются в государстве работы по найму равным режимом с гражданами этого государства в отношении:…с) доступа к социальному и медицинскому обслуживанию, при условии соблюдения требований, предъявляемых в отношении участия в соответствующих программах;

Лиссабонская декларация прав пациентов,[22] Принцип 4:    Пациенты должны иметь доступ к услугам здравоохранения, необходимым им по состоянию здоровья.    Это подразумевает доступ к безопасным, качественным и соответствующим состоянию пациентов услугам, лечению, профилактике и оздоровительным мероприятиям.    Необходимо предусмотреть, чтобы все пациенты имели доступ к необходимым им услугам, независимо от их заболевания и социально-экономического статуса.    Для того чтобы пациенты могли достичь наилучшего возможного качества жизни, система здравоохранения должна отвечать на эмоциональные запросы пациентов и принимать во внимание не связанные со здоровьем факторы, такие как образование, занятость и семейные проблемы, которые оказывают влияние на подход пациента к выбору медицинской помощи и на тактику ведения этого пациента.

Резолюция ВМА о медицинской помощи беженцам:[24].

Свобода от дискриминации по признаку инвалидности лежит в основе Конвенции о правах инвалидов: в отсутствие свободы от дискриминации лица с инвалидностью не смогут реализовать все остальные права человека и основные свободы. В соответствии со статьей 25 КПИ, государства-участники должны «принимать все надлежащие меры для обеспечения доступа инвалидов к услугам в сфере здравоохранения, учитывающим гендерную специфику, в том числе к реабилитации по состоянию здоровья». Государства-участники должны также обеспечить, чтобы специалисты здравоохранения «предоставляли инвалидам услуги того же качества, что и другим лицам, в том числе на основе свободного и информированного согласия посредством, среди прочего, повышения осведомленности о правах человека, достоинстве, самостоятельности и нуждах инвалидов за счет обучения и принятия этических стандартов для государственного и частного здравоохранения»[26]. МПЭСКП прямо не относит инвалидность к запрещенным основаниям для дискриминации, но в принятых КЭСКП разъяснительных документах дано толкование, согласно которому МПЭСКП запрещает дискриминацию по этому признаку[28]. Кроме того, Комитет подчеркивает необходимость «обеспечивать, чтобы те, кто предоставляет медицинское обслуживание и инфраструктуру, не только в государственном, но и в частном секторе, соблюдали принцип недискриминации в отношении лиц, страдающих какой-либо формой инвалидности»[30].

Заключительные замечания по Китаю в связи с психическим здоровьем и правом на равенство и свободу от дискриминации

Комитет озабочен отмечающимся сохранением дискриминации лиц с физическими и умственными недостатками, особенно в областях занятости, социального обеспечения, образования и здравоохранения.

Комитет рекомендует, чтобы государство-участник приняло действенные меры по обеспечению равных возможностей для инвалидов, особенно в областях занятости, социального обеспечения, образования и здравоохранения, по созданию более адекватных условий жизни для инвалидов и по выделению необходимых ресурсов для улучшения лечения инвалидов и ухода за ними.  Комитет просит государство-участник представить в своем втором периодическом докладе подробную информацию о мерах, принятых в отношении лиц с физическими и умственными недостатками[32]. Государства обязаны защищать лиц, страдающих инфекционными заболеваниями, от дискриминации и стигматизации в сферах образования, занятости, жилья и охраны здоровья. Это может быть достигнуто, например, с помощью информационно-просветительских кампаний по ВИЧ/СПИДу или внесения поправок в законодательство или нормативно-правовую базу, которые являются дискриминационными по своей цели или по своему эффекту[34].

Пример дела в связи с инфекционными заболеваниями и правом на свободу от дискриминации

Toonen v. Australia (КПЧ) (1994). Комитет пришел к выводу, что дискриминация по признаку сексуальной ориентации представляет собой дискриминацию по признаку пола и что криминализация половых контактов по обоюдному согласию между взрослыми мужчинами не была разумной мерой профилактики распространения ВИЧ/СПИДа[36]. Обе эти группы, особенно женщины, живущие в сельской местности[38]. Для обеспечения равенства между мужчинами и женщинами в доступе к медико-санитарной помощи, КЭСКП заявил, что МПЭСКП требует, как минимум, устранения юридических и иных препятствий, которые мешают мужчинам и женщинам получать доступ и пользоваться медицинскими услугами на основе гендерного равенства. Это, в частности, предполагает искоренение практики, когда стереотипы гендерных ролей влияют на доступ к таким определяющим факторам здоровья, как вода и питание; устранение юридических ограничений в отношении услуг и в области репродуктивного здоровья; запрещение практики калечения женских половых органов; обеспечение адекватной подготовки работников здравоохранения для решения тех проблем со здоровьем, с которыми сталкиваются женщины[40].

Примеры дел в связи с сексуальным и репродуктивным здоровьем и правом на равенство и свободу от дискриминации

L.N.P. v. Argentina (КПЧ)(2011). Комитет признал дискриминацию на основе этнической принадлежности и пола в нарушение статьи 26 в случае, когда 15-летняя представительница этнического меньшинства подверглась сексуальному насилию, после чего ее заставили ее ждать приема в полиции в течение нескольких часов, подвергли грубому осмотру в медпункте и проверили на предмет девственности, хотя это не имело никакого отношения к расследованию дела об изнасиловании. На суде ей не было сообщено о ее праве выступать в качестве истца, ей не был предоставлен переводчик, не были приняты показания трех членов ее этнической общины на том основании, что они «не имели смысла» и были продиктованы этнической враждой, а трое нападавших были в конечном счете оправданы с формулировкой, где в качестве основного аргумента говорилось о сексуальной распущенности жертвы[42].


[2] КЭСКП. Замечание общего порядка № 14. Право на наивысший достижимый уровень здоровья. UN Doc. E/C.12/2000/4. 11 августа 2000 г., п. 12(b).

[4]TimoMakkonen. Equal in Law, Unequal in Fact: Racial and Ethnic Discrimination and the Legal Response Thereto in Europe. Boston: Martinus Nijhoff Publishers, 2012. стр. 117.

[6]Interights. Non-Discrimination in International Law: A Handbook for Practitioners. 2011. 18.

[8] КЭСКП. Замечание общего порядка № 14. Право на наивысший достижимый уровень здоровья. UN Doc. E/C.12/2000/4. 11 августа 2000 г., п. 18.

[10] КЭСКП. Замечание общего порядка № 14. Право на наивысший достижимый уровень здоровья. UN Doc. E/C.12/2000/4. 11 августа 2000 г., п. 12(b).

 [12] КЭСКП. Замечание общего порядка № 14. Право на наивысший достижимый уровень здоровья. UN Doc. E/C.12/2000/4. 11 августа 2000 г., п. 12.

[14]КЛРД. Заключительные замечания: Боливия. UN Doc. CERD/C/304/Add.10. 27 сентября 1996 г.; см. также КЭСКП. Заключительные замечания: Мексика. UN Doc. E/C.12/1/Add.41. 8 декабря 1999 г. Комитет настоятельно призвал государство принять более эффективные меры по обеспечению доступа к основным медицинским услугам для всех детей и бороться с проблемой недоедания, особенно среди детей, принадлежащих к группам коренного населения, проживающим в сельских и отдаленных районах.

[16] КЭСКП. Заключительные замечания: Финляндия. UN Doc. E/C.12/1/ Add.52. 1 декабря 2000 г. Из-за того, что некоторые муниципальные органы не выделяют на нужды здравоохранения достаточных средств, возникает неравенство в уровне медицинского обслуживания в зависимости от места жительства.

[18] КЭСКП. Заключительные замечания: Непал, 2001 г. UN Doc. E/2002/22. 6 июня 2002 г., п. 545.

[20] КЭСКП. Заключительные замечания: Непал, 2001 г. UN Doc. E/2002/22. 6 июня 2002 г., п. 571.

 [22] МАПО. Декларация о пациент-центрированном здравоохранении. Февраль 2006 г.

[24] Специальный докладчик ООН по вопросу о праве на здоровье. Доклад "Инвалидность вследствие психического заболевания и право на здоровье". UN Doc. E/CN.4/2005/51. 11 февраля 2005 г., пп. 52-56.

[26]Конвенция о правах ребенка. Статья 2.

[28] КЭСКП. Замечание общего порядка № 5: Лица с какой-либо формой инвалидности. 9 декабря 1994 г., п. 15.

[30] КЭСКП. Заключительные замечания: Китайская Народная Республика (включая Гонконг и Макао). UN Doc. E/C.12/1/Add.107. 13 мая 2005 г.; см. также КЭСКП. Заключительные замечания: Российская Федерация. UN Doc. E/C.12/1/ADD.94. 12 декабря 2003 г. Комитет критикует Россию за то, что больницы и клиники в бедных регионах зачастую не имеют запасов всех основных лекарственных средств.

[32] Комитет КЛДЖ. Доклад Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин. UN Doc. A/56/38 (SUPP). 2001 г.; см. также КЭСКП. Заключительные замечания: Российская Федерация. UN Doc. E/2004/22. 28 ноября 2003 г.

[34] КПЧ. Заключительные замечания: Республика Молдова. UN Doc. CCPR/C/MDA/CO/2. 29 октября 2009 г.

[36] КЭСКП. Заключительные замечания: Peru. UN Doc. E/1998/22. 16 мая 1997 г., п. 145; см. также КЭСКП. Заключительные замечания: Украина. UN Doc. E/2002/22. 29 августа 2001 г. Отмечая ухудшение здоровья наиболее уязвимых групп населения, особенно женщин и детей, и снижение качества медицинского обслуживания, Комитет настоятельно призывает государство обеспечить выделение достаточных ресурсов для исполнения своего обязательства по организации первичной медицинской помощи, а также обеспечить доступ к медицинской помощи всем, особенно наиболее уязвимым группам.

[38] Комитет по правам ребенка. Заключительные замечания: Боливия. UN Doc. CRC/C/16. 5 марта 1993 г.

[41]КПЧ. Коммуникация № 1610/2007: L.N.P. v. Argentina. UN Doc. CCPR/C/102/D/1610/2007. 16 августа 2011 г., п. 13.7.

[42] Комитет КЛДЖ. Коммуникация № 22/2009; L.C. v. Peru. UNDoc. CEDAW/C/50/D/22/2009. 4 ноября 2011 г., п. 8.11.

Права на участие в публичной политике

Право на участие в публичной политике рассматривается как один из основополагающих факторов здоровья[2]. Эта возможность должна быть содержательной, ей должно быть оказано содействие, и она должна быть обеспечена всем гражданам без дискриминации.  Это право распространяется на участие в принятии решений о планировании и организации оказания медицинских услуг, об адекватных методах лечения и о стратегиях общественного здравоохранения.

КЭСКП призвал страны принять «общенациональную государственную стратегию по охране здоровья и план действий», которые будут «периодически пересматриваться при соблюдении принципа участия населения и принципа прозрачности»[4].

Соответствующие положения

ВДПЧ, ст. 21:

1. Каждый человек имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через посредство свободно избранных представителей.

3. Воля народа должна быть основой власти правительства; эта воля должна находить себе выражение в периодических и нефальсифицированных выборах, которые должны проводиться при всеобщем и равном избирательном праве путем тайного голосования или же посредством других равнозначных форм, обеспечивающих свободу голосования..

МПГПП, Ст. 25(a): Каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации, упоминаемой в статье 2, и без необоснованных ограничений право и возможность: a) принимать участие в ведении государственных дел как непосредственно, так и через посредство свободно выбранных представителей;

МПЭСКП, ст. 12:

1. Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья.

2. Меры, которые должны быть приняты участвующими в настоящем Пакте государствами для полного осуществления этого права, включают мероприятия, необходимые для:

a) обеспечения сокращения мертворождаемости и детской смертности и здорового развития ребенка;

b) улучшения всех аспектов гигиены внешней среды и гигиены труда в промышленности;

c) предупреждения и лечения эпидемических, эндемических, профессиональных и иных болезней и борьбы с ними;

d) создания условий, которые обеспечивали бы всем медицинскую помощь и медицинский уход в случае болезни.

КЛДЖ

Ст. 7(b): Государства-участники принимают все соответствующие меры по ликвидации дискриминации в отношении женщин в политической и общественной жизни страны и, в частности, обеспечивают женщинам на равных условиях с мужчинами право:… (b) участвовать в формулировании и осуществлении политики правительства и занимать государственные посты, а также осуществлять все государственные функции на всех уровнях государственного управления;

Ст. 14(2)(a):  Государства-участники принимают все соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин в сельских районах, с тем чтобы обеспечить на основе равенства мужчин и женщин их участие в развитии сельских районов и в получении выгод от такого развития и, в частности, обеспечивают таким женщинам право:а) участвовать в разработке и осуществлении планов развития на всех уровнях;

КПИ, ст. 29: Государства-участники гарантируют инвалидам политические права и возможность пользоваться ими наравне с другими и обязуются:

а) обеспечивать, чтобы инвалиды могли эффективно и всесторонне участвовать, прямо или через свободно выбранных представителей, в политической и общественной жизни наравне с другими, в том числе имели право и возможность голосовать и быть избранными, в частности посредством:

i) обеспечения того, чтобы процедуры, помещения и материалы для голосования были подходящими, доступными и легкими для понимания и использования;

ii) защиты права инвалидов на участие в тайном голосовании на выборах и публичных референдумах без запугивания и на выдвижение своих кандидатур для выборов, на фактическое занятие должностей и выполнение всех публичных функций на всех уровнях государственной власти — при содействии использованию ассистивных и новых технологий, где это уместно;

iii) гарантирования свободного волеизъявления инвалидов как избирателей и с этой целью — удовлетворения, когда это необходимо, их просьб об оказании им каким-либо лицом по их выбору помощи с голосованием;

Алма-атинская декларация,[6]

Принцип 2. Выбор и расширение прав и возможностей: Пациенты имеют право и обязанность участвовать по мере своих возможностей и предпочтений в качестве партнера в принятии решений по вопросам здравоохранения, влияющим на их жизнь.        Это требует создания гибкой системы здравоохранения, которая давала бы пациентам возможность выбора в отношении метода лечения и организации медицинской помощи в соответствии с потребностями пациентов, а также обеспечила бы содействие и поддержку пациентам и тем, кто за ними ухаживает, для достижения оптимального качества жизни.        Пациентским организациям следует содействовать в реальном осуществлении их ведущей роли в вопросах поддержки пациентов и их семей, чтобы пациенты могли воспользоваться своим правом выбора на основе соответствующей информации.

Принцип 3. Вовлечение пациентов в разработку политики здравоохранения:    Пациенты и пациентские организации заслуживают того, чтобы взять на себя часть ответственности за разработку политики в области здравоохранения путем значимого, при соответствующей поддержке, вовлечения в процесс принятия решений на всех уровнях и на всех этапах, чтобы при разработке таких решений центральное место занимали интересы пациента. Не ограничиваясь политикой в области здравоохранения, следует обеспечить участие пациентов, например, в разработке социальной политики, которая в итоге окажет влияние на их жизнь.

 

. . . Право на участие в публичной политике в контексте психического здоровья

Право на участие в публичной политике дает возможность людям с ограниченными интеллектуальными возможностями или проблемами психического здоровья принимать участие в общественной жизни наравне с другими напрямую или через выбранного ими представителя[8]. Государства должны обеспечить участие лиц с психическими заболеваниями «на всех этапах разработки, осуществления и мониторинга законодательства, стратегий, программ и услуг в области психического здоровья и социальной поддержки, а также разработки более широких стратегий и программ, включая стратегии сокращения масштабов нищеты, имеющих к ним отношение»[10].

Но при этом, хотя физические недостатки не могут служить основанием для ограничения этого права, «установленная психическая недееспособность может служить основанием для отказа какому-либо лицу в праве голосовать или занимать определенные должности»[12].

В данном случае связь с правами человека в контексте оказания медицинской помощи заключается в праве влиять на государственную политику в области здравоохранения, включая вопросы, связанные с психическими, интеллектуальными или психосоциальными расстройствами.

. . . Право на участие в публичной политике в контексте инфекционных заболеваний

Люди, живущие с такими инфекционными заболеваниями, как ВИЧ/СПИД, имеют право на значимое участие в разработке и реализации политики, способной повлиять на их жизнь[14]. Поскольку пациенты в наибольшей степени затронуты государственной политикой, направленной на защиту здоровья населения от инфекционных заболеваний, именно участие пациентов имеет решающее значение для формирования всесторонней и успешной публичной политики, которая не только охраняет здоровье населения в целом, но и уважает права людей, живущих с инфекционным заболеванием.

Заключительные замечания по Суринаму в связи с инфекционными заболеваниями и правом на участие в публичной политике

Комитет обеспокоен положением сельских женщин ... которые поставлены в уязвимое положение вследствие неразвитости инфраструктуры, ограниченности рынков, отсутствия и недоступности сельскохозяйственной земли и сельскохозяйственных кредитов, низкого уровня грамотности, незнания существующих норм регулирования, отсутствия услуг и загрязнения окружающей среды. Комитет с обеспокоенностью отмечает практически полное отсутствие конкретных стратегий во всех этих областях, включая стратегии в отношении планирования семьи и предупреждения распространения болезней, передаваемых половым путем, в том числе ВИЧ. Комитет также обеспокоен по поводу того, что женский труд в сельских районах не считается продуктивным трудом,  и что женщины практически вообще не представлены в местных органах управления...

Комитет настоятельно призывает государство-участника уделять самое пристальное внимание потребностям ... для обеспечения того, чтобы они пользовались результатами стратегий и программ во всех областях, в частности в том, что касается доступа к услугам в области здравоохранения и образования и социальным услугам, а также участия в процессе принятия решений[16].

Заключительные замечания по Марокко в связи с сексуальным и репродуктивным здоровьем и правом на участие в публичной политике.

Комитет особенно обеспокоен положением сельских женщин, их недостаточным участием в процессах принятия решений и трудностями, с которыми сопряжен их доступ к медицинскому обслуживанию, государственным услугам, образованию, средствам судебной защиты, снабжению чистой водой и электричеством, что серьезно затрудняет осуществление их социальных, экономических и культурных прав. Комитет также обеспокоен отсутствием данных о фактическом положении сельских женщин.

Комитет рекомендует государству-участнику принять временные специальные меры в соответствии с пунктом 1 статьи 4 Конвенции, чтобы обеспечить осуществление сельскими женщинами их политических, социальных, экономических и культурных прав без какой бы то ни было дискриминации, особенно в отношении доступа к образованию и медицинскому обслуживанию.  Он также рекомендует, чтобы они были в полной мере включены в процесс формирования и осуществления всей секторальной политики и программ

[2]КЭСКП. Замечание общего порядка № 14. Право на наивысший достижимый уровень здоровья. UN Doc. E/C.12/2000/4. 11 августа 2000 г., п. 11.

[4] КЭСКП. Замечание общего порядка № 14. Право на наивысший достижимый уровень здоровья. UN Doc. E/C.12/2000/4. 11 августа 2000 г., п. 54.

[6] Международный альянс пациентских организаций [МАПО]. Декларация о пациент-центрированном здравоохранении. Февраль 2006 г. См. также Программное заявление МАПО о вовлечении пациентов в разработку политики здравоохранения.

[8] Специальный докладчик ООН по вопросу о праве на здоровье. Доклад "Инвалидность вследствие психического заболевания и право на здоровье". UN Doc. E/CN.4/2005/51. 11 февраля 2005 г., п. 59; см. ВОЗ.  Монреальская декларация о защите прав лиц с инвалидностью вследствие ограниченных интеллектуальных возможностей. 2004 г.

[10]Специальный докладчик ООН по вопросу о праве на здоровье. Доклад "Инвалидность вследствие психического заболевания и право на здоровье". UN Doc. E/CN.4/2005/51. 11 февраля 2005 г., п. 60.

[12] КПЧ. Заключительные замечания по третьему периодическому докладу Гонконга, Китай. UN Doc. CCPR/C/CHN-HKG/CO/3. 29 апреля 2013 г., п. 24.

[14] См. Декларацию Парижского саммита по СПИДу. 1 декабря 1994 г.

[16] CRF and UNFPA (Центр репродуктивных прав и ЮНФПА). Справочный документ. The Right to Contraceptive Information and Services for Women and Adolescents (Право женщин и подростков на информацию и услуги в области контрацепции). 2011 г., стр. 24.

[17] Комитет КЛДЖ. Заключительные замечания Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин: Марокко. UN Doc. CEDAW/C/MAR/CO/4. 8 апреля 2008 г., пп. 32-33.

Право на свободу от пыток и жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания

Право на свободу от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания (право на свободу от пыток) обязывает государство предотвращать пытки и акты жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения, защищать от них людей и наказывать виновных. Будучи нормой  jus cogens, т.е. имеративной нормой, это право является одним из немногих абсолютных прав человека, не допускающих отступлений в рамках международного права; это означает, что данное право «неприкосновенно» даже в исключительных обстоятельствах - например, в ситуации войны или угрозы войны[2]. Более того - если определение пытки дано в Статье 1 КПП, то определение жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения не приводится ни в одном из международных договоров о правах человека. Тем не менее, Манфред Новак, бывший Cпециальный докладчик ООН по вопросам пыток, провел различие между этими понятиями. Он указал, что различие лежит не в степени «интенсивности причиняемых страданий» и не в «жестокости обращения», а скорее в «цели их применения, намерении того, кто их применяет, и бессилии жертвы»[4]. В отличие от пытки, жестокое, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение определяется как «причинение сильной боли или страдания без конкретной цели или намерения и вне ситуации, когда один человек находится под фактическим контролем другого»[6].

Международное законодательство в сфере прав человека напрямую защищает пациентов от пыток в учреждениях здравоохранения и требует от государств предотвращать, расследовать и преследовать по закону подобные нарушения со стороны негосударственных субъектов и наказывать за такие нарушения[8], а если в пытках участвуют медицинские работники, они должны быть привлечены к ответственности и наказаны[10]. Специальный докладчик уточняет, что «медицинская помощь, которая вызывает сильные страдания без какой-либо уважительной причины, может считаться жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видом обращения и наказания, а если при этом имеет место участие государства и конкретное намерение - она является пыткой»[12].

В отношении лиц, лишенных свободы, отказ в медицинской помощи и (или) в доступе к ней, когда человек находится под стражей, может с точки зрения международного права рассматриваться как жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание[14] и когда из-за переполненности камер следственного изолятора сложились бесчеловечные и вредные для здоровья условия содержания, что привело в итоге к смерти заключенного[16], и случай, когда размер камеры, санитарно-гигиенические условия, плохое питание и отсутствие стоматологической помощи в совокупности были признаны нарушением Статей 7 и 10(1)[18]. Подобным же образом, отказ заключенному или задержанному в непосредственном доступе к его (ее) медицинской документации, особенно если это может иметь последствия для его (ее) лечения, также может быть признан нарушением Статьи 10(1)[20]. В числе самых серьезных нарушений были названы следующие: необеспечение новым задержанным доступа к медицинскому работнику и соответствующих санитарным нормам условий содержания[22]; абсолютно недопустимые карантинные процедуры[24]; нравственные страдания, равносильные психологической пытке

 

 

Ст. 10:

1. Каждое Государство-участник обеспечивает, чтобы учебные материалы и информации относительно запрещения пыток в полной мере включались в программы подготовки персонала правоприменительных органов, гражданского или военного, медицинского персонала, государственных должностных лиц и других лиц, которые могут иметь отношение к содержанию под стражей и допросам лиц, подвергнутых любой форме ареста, задержания или тюремного заключения, или обращению с ними..

Ст. 13: Каждое Государство-участник обеспечивает любому лицу, которое утверждает, что оно было подвергнуто пыткам на любой территории, находящейся под юрисдикцией этого Государства, право на предъявление жалобы компетентным властям этого Государства и на быстрое и беспристрастное рассмотрение ими такой жалобы. Предпринимаются меры для обеспечения эащиты истца и свидетелей от любых форм плохого обращения или запугивания в связи с его жалобой или любыми свидетельскими показаниями.

Ст. 14:

1. Каждое Государство-участник обеспечивает в своей правовой системе, чтобы жертва пыток получала возмещение и имела подкрепляемое правовой санкцией право на справедливую и адекватную компенсацию, включая средства для возможно более полной реабилитации. В случае смерти жертвы в результате пытки право на компенсацию предоставляется его иждивенцам.

2. Ничто в настоящей статье не затрагивает любого права жертвы или других лиц на компенсацию, которое может существовать согласно национальному законодательству.

Ст. 16:

1. Каждое Государство-участник обязуется предотвращать на любой территории, находящейся под его юрисдикцией, другие акты жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, которые не подпадают под определение пытки, содержащееся в статье 1, когда такие акты совершаются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В частности, обязательства, содержащиеся в статьях 10, 11, 12 и 13, применяются с заменой упоминаний о пытке упоминаниями о других формах жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания.

2. Положения настоящей Конвенции не наносят ущерба положениям любых других международных договоров или национального законодательства, которые запрещают жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение и наказание или касаются выдачи или высылки.

КПР

Ст. 37: Государства-участники обеспечивают, чтобы: (a) ни один ребенок не был подвергнут пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания.

Ст. 39: Государства-участники принимают все необходимые меры для того, чтобы содействовать физическому и психологическому восстановлению и социальной реинтеграции ребенка, являющегося жертвой: любых видов пренебрежения, эксплуатации или злоупотребления, пыток или любых других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения, наказания или вооруженных конфликтов. Такое восстановление и реинтеграция должны осуществляться в условиях, обеспечивающих здоровье, самоуважение и достоинство ребенка.

КПИ, ст. 15:

1. Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию. В частности, ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам.

2. Государства-участники принимают все эффективные законодательные, административные, судебные или иные меры к тому, чтобы инвалиды наравне с другими не подвергались пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения и наказания.

 МКМ

Ст. 10: Трудящийся-мигрант и член его или ее семьи не должны подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему их достоинство обращению или наказанию.

Ст. 17(1): Трудящиеся-мигранты и члены их семей, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности и культурной самобытности.

Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой-бы то ни было форме[27]

Ст. 2: При выполнении своих обязанностей должностные лица по поддержанию правопорядка уважают и защищают человеческое достоинство и поддерживают и защищают права человека по отношению ко всем лицам.

Ст. 5: Ни одно должностное лицо по поддержанию правопорядка не может осуществлять, подстрекать или терпимо относиться к любому действию, представляющему собой пытку или другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания, и ни одно должностное лицо по поддержанию правопорядка не может ссылаться на распоряжения вышестоящих лиц или такие исключительные обстоятельства, как состояние войны или угроза войны, угроза национальной безопасности, внутреннюю политическую нестабильность или любое другое чрезвычайное положение для оправдания пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

Минимальные стандартные правила обращения с заключенными[29]. Согласно данному КПЧ разъяснению, Статья 10(1) МПГПП «применима в отношении любых лиц, лишенных свободы в соответствии с законами и властью государства, которые содержатся в тюрьмах, больницах − в частности, в психиатрических больницах, лагерях для интернированных лиц или исправительных учреждениях и в других местах. Государства-участники должны обеспечить соблюдение принципа, закрепленного в указанной статье, во всех учреждениях и организациях в рамках их юрисдикции, где содержатся упомянутые лица»[31]. Комитет во многих случаях признавал нарушение этой обязанности, нередко в сочетании с нарушением Статьи 7[33]. Подобным же образом, одиночное заключение или лишение пищи считается пыткой, а следовательно, незаконно[35]. Комитет также осудил с использованием аналогичной формулировки крайнюю переполненность тюрем, где бытовые и гигиенические условия могли представлять угрозу для здоровья и жизни заключенных[37].

Заключительные замечания по Китаю в связи с психическим здоровьем и правом на свободу от пыток и жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания

В отношении принудительно госпитализированных лиц с фактическими или предполагаемыми интеллектуальными и психосоциальными расстройствами Комитет обеспокоен тем, что «коррекционная терапия», проводимая в психиатрических учреждениях, представляет собой бесчеловечное и унижающее достоинство обращение. Кроме того, Комитет обеспокоен тем, что китайским законодательством запрещены не все виды медицинских экспериментов, проводимых без свободного и осознанного согласия.

Комитет настоятельно призывает государство прекратить политику применения подобных методов лечения в отношении лиц с фактическими или предполагаемыми расстройствами и воздержаться от их принудительной госпитализации. Комитет также настоятельно призывает государство отменить законы, допускающие медицинские эксперименты на людях с инвалидностью без их свободного и осознанного согласия[39].

. . . Свобода от пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания в контексте инфекционных заболеваний

В рамках права на свободу от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения запрещено намеренное заражение инфекционным заболеванием - таким, например, как ВИЧ/СПИД[41]. Подобным же образом, принудительная стерилизация женщин, живущих с ВИЧ, может быть приравнена к жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению[43]. В то же время лица, страдающие инфекционными заболеваниями, бывают более уязвимы к жестокому обращению[45].

Заключительные замечания по Китаю в связи с инфекционными заболеваниями и правом на свободу от пыток и жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания

Отмечая тот факт, что Специальный докладчик по вопросу о пытках считает наличие медицинской помощи в местах содержания под стражей, которые он посетил, в целом удовлетворительным (E/CN.4/2006/6/Add.6, п. 77), Комитет тем не менее выражает обеспокоенность по поводу новой полученной информации - помимо прочего, об отсутствии лечения для потребителей наркотиков и людей, живущих с ВИЧ/СПИДом, и сожалеет об отсутствии статистических данных о состоянии здоровья заключенных (статья 11).

Государству следует принять эффективные меры по систематическому контролю ситуации в местах лишения свободы, в том числе на предмет существующих и доступных медицинских услуг. Кроме того, государству следует принять срочные меры, чтобы обеспечить независимое расследование всех случаев смерти в местах содержания под стражей и гарантировать уголовное преследование всех виновных в смерти заключенных в результате пыток, жестокого обращения или умышленной халатности. Комитет хотел бы получить отчет о результатах завершенных расследований такого рода и о том, какие наказания понесли виновные и какие средства защиты предоставлены потерпевшим[47].

. . . Свобода от пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания в контексте сексуального и репродуктивного здоровья

В рамках права на свободу от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения нарушением считается отказ государства обеспечить доступ к проведению аборта в случае, когда беременность представляет опасность для жизни или здоровья женщины, наступила в результате изнасилования или инцеста, либо когда у плода имеются признаки тяжелой патологии[49]. Вредные традиционные практики, такие, как калечащие операции на женских половых органах, считаются видами жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения, и государства обязаны принимать меры по предупреждению такой практики[51].

Пример дела, касающегося сексуального и репродуктивного здоровья и права на свободу от пыток и жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания

L.M.R v. Argentina (КПЧ)(2011).Комитет пришел к выводу о нарушении Статьи 7 в ситуации беременности в результате изнасилования молодой женщины с нарушениями умственного развития. Несмотря на судебное разрешение аборта, ни одна больница не взяла на себя проведение операции - отчасти из-за давления со стороны религиозных групп, на которое аргентинские власти никак не прореагировали. Женщина была вынуждена прибегнуть к нелегальному аборту на поздней стадии беременности, что нанесло ей психологический вред, включая посттравматическое стрессовое расстройство

[2] КПЧ. Замечание общего порядка № 20: заменяет замечание общего порядка № 7 о запрещении пыток и жестокого обращения или наказания. 3 октября 1992 г., п. 4.

[4] КПП, Статья 1. См. также: Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания. Приложение: Исследование по вопросу о применении пыток, жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания в мире, включая оценку условий содержания под стражей. UN Doc. A/HRC/13/39/Add.5. 5 февраля 2010 г., п. 30.

[6]Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания. Доклад о ситуации в медицинских учреждениях. UN Doc. A/HRC/22/53. 1 февраля 2013 г.

[8]КПЧ. Коммуникация № 684/1996; Sahadath v. Trinidad and Tobago. UNDoc. CCPR/A/57/40 (Vol. II); CCPR/C/684/1996. 2 апреля 2002 г.

[10]Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания. Доклад о ситуации в медицинских учреждениях. UN Doc. A/HRC/22/53. 1 февраля 2013 г., п. 24. См. также Комитет по правам ребенка. Замечаниеобщегопорядка № 2: Implementation of Article 2 by States Parties. UN Doc. CAT/C/GC/2/CRP. 24 января 2008 г., п. 15.

[12]Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания. Доклад о ситуации в медицинских учреждениях. UN Doc. A/HRC/22/53. 1 февраля 2013 г., п. 84.

[14] КПЧ. Коммуникация № 527/1993: Lewis v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/57/D/527/1993. 18 июля 1996 г., В посещениях врача для лечения кожного заболевания отказывают в течение 2 с половиной лет; см. также КПЧ. Коммуникация № 232/1987: Pinto v. Trinidad and Tobago. UN Doc. CCPR/A/45/40 (Vol. II SUPP). 20 июля 1990 г. КПЧ подтвердил, что обязанность обращаться с лишенными свободы лицами с уважением их достоинства, присущего каждой человеческой личности, предполагает оказание адекватной медицинской помощи во время содержания под стражей, и это обязательство, со всей очевидностью, распространяется и на лиц, приговоренных к смерти. Однако факты не указывали на нарушение в случае, когда утверждения о жестоком обращении и отсутствии медицинской помощи не были подтверждены и были сделаны на поздней стадии подачи жалобы; КПЧ. Коммуникация № 571/1994; Henry and Douglas v. Jamaica. UN Doc. CCPR/A/51/40 (Vol. II SUPP); CCPR/C/57/D/571/1994. 25 июля 1996 г. То, что Генри держали в холодной камере после того, как ему был диагностирован рак, было нарушением Статей 7 и 10 (1); КПЧ. Коммуникация № 613/1995; Leehongv. Jamaica. UNDoc. CCPR/A/54/40 (Vol. II); CCPR/C/66/D/613/1995. 13 июля 1999 г. Заключенному в камере смертников было разрешено только одно посещение врача, несмотря на постоянные побои со стороны надзирателей и просьбы о медицинской помощи.

[16]КПЧ. Коммуникация № R.14/63: Setelich/Sendic v. Uruguay. UN Doc. CCPR/A/37/40. 28 октября 1981 г.

[18] Совет ООН по правам человека. Доклад Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания. UN Doc. A/HRC/10/44. 14 января 2009 г., пп. 71-72.

[20]Совет ООН по правам человека. Доклад Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания. Миссия в Иордании. UN Doc. A/HRC/33/Add.3. 5 января 2007 г.; Комиссия ООН по правам человека. Доклад Специального докладчика ООН по вопросу о пытках. Миссия в Узбекистане. UN Doc. E/CN.4/2003/68/Add.2. 3 февраля 2003 г.

[22]Комиссия ООН по правам человека. Доклад Специального докладчика: Азербайджан. UN Doc. E/CN.4/2001/66/Add.1. 14 ноября 2000 г.

[24]Комиссия ООН по правам человека. Доклад Специального докладчика: Кения. UN Doc. E/CN.4/2000/9/Add.4. 9 марта 2000 г.

[26] Генеральная Ассамблея ООН. Резолюция 43/173 Генеральной Ассамблеи ООН: Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме. UN Doc. A/RES/43/173. 9 декабря 1998 г.

[28] Организация Объединенных Наций. Резолюция Экономического и социального совета 663 С (XXIV): Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. 30 августа 1955 г.

[30] КПЧ. Замечание общего порядка № 21: заменяет замечание общего порядка № 9 о гуманном обращении с лицами, лишенными свободы (Ст. 10) (Приложение VI, В). UN Doc. A/47/40 [SUPP]. 13 марта 1993 г., п. 2.

[32]КПЧ. Коммуникация № 732/1997: Whyte v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/63/D/732/1997. 27 июля 1998 г. Отказ в лечении приступов астмы и телесных повреждений, полученных в результате побоев; см. также КПЧ. Коммуникация № 564/1993: Leslie v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/63/D/564/1993. 31 июля 1998 г. Отсутствие адекватного лечения травм от побоев и колотых ран на том основании, что Лесли в ближайшее время должны были казнить; КПЧ. Коммуникация № 610/1995; Henry v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/64/D/610/1995. 20 октября 1995 г. Отказ в лечении, несмотря на рекомендацию врача о том, что заключенный должен быть прооперирован; КПЧ. Коммуникация № 647/1995; Pennant v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/64/D/647/1995. 20 октября 1998 г.; КПЧ. Коммуникация № 719/1996; Levy v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/64/D/719/1996. 3 ноября 1998 г.; КПЧ. Коммуникация № 730/1996; Marshall v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/64/D/730/1996. 3 ноября 1998 г.; КПЧ. Коммуникация № 720/1996; Morgan and Williams v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/64/D/720/1996. 3 ноября 1998 г.; КПЧ. Коммуникация № 663/1995; Morrison v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/64/D/663/1995. 3 ноября 1998 г.; КПЧ. Коммуникация № 775/1997: Brown v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/65/D/775/1997. 23 марта 1999 г.; КПЧ. Коммуникация № 590/1994; Bennett v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/65/D/590/1994. 25 марта 1999 г.; КПЧ. Коммуникация № 668/1995; Smith and Stewart v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/65/D/668/1995. 8 апреля 1999 г.; КПЧ. Коммуникация № 962/2001: Mulezi v. Democratic Republic of the Congo. UN Doc. CCPR/C/81/D/962/2001. 6 июля 2004 г.; КПЧ. Коммуникация № 964/2001: Saidov v. Tajikistan. UN Doc. CCPR/C/81/D/964/2001. 8 июля 2004 г.

[34]Организация Объединенных Наций. Доклад Комитета по правам человека. UN Doc. A/65/40 (Vol. I). 2009 г., стр. 90, п. 21.

[36] Комитет КПП. Заключительные замечания и рекомендации Комитета против пыток: Камерун. UN Doc. CAT/C/CR/31/6. 4 февраля 2004 г.

[39]КПЧ. Коммуникация № 609/1995; Williams v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/61/D/609/1995. 4 ноября 1997 г.

[41]Комиссия ООН по правам человека. Доклад Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания. UN Doc. E/CN.4/2004/56. 23 декабря 2003 г., п. 54 (цитируются  ВИЧ / СПИД и права человека: Международные руководящие принципы, издание ООН, Sales No. R.98.XIV.1, ООН, Нью-Йорк и Женева, 1998 год, п. 130); см. также пп. 56-57 о доступе к медицинской помощи и лечению.

[43]См. Комиссия ООН по правам человека. Доклад Специального докладчика: Азербайджан. UN Doc. E/CN.4/2001/66/Add.1. 14 ноября 2000 г.; Совет ООН по правам человека. Доклады Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видах обращения или наказания. UN Doc. A/HRC/10/44/Add.3. 12 февраля 2009 г.

[45]Комиссия ООН по правам человека. Доклад Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видах обращения или наказания. UN Doc. E/CN.4/2004/56. 23 декабря 2003 г., п. 61.

[47]КПЧ. Коммуникация № 1818/2008: McCallum v. South Africa. UN Doc. CCPR/C/100/D/1818/2008. 2 ноября 2010 г. пп. 6.2-6.4.

[49]Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания. Доклад о ситуации в медицинских учреждениях. UN Doc. A/HRC/22/53. 1 февраля 2013 г., пп. 46, 48; Организация Объединенных Наций. Доклад Комитета по правам человека. UN Doc. A/65/40 (Vol. I). 2009 г., стр. 20, п. 20.

[51] Комитет КЛДЖ. Заключительные замечания: Чад. UN Doc. CEDAW/C/TCD/CO/1-4. 21 октября 2011 г., п. 22.

[52]КПЧ. Коммуникация № 1608/2007: L.M.R v. Argentina. UN Doc. CCPR/C/101/D/1608/2007. 28 апреля 2011 г., п. 9.2.

Юридические консультации

Для пациентов и медицинских работников

Миграция и здоровье

Правовые вопросы

Публикации

Наши публикации

Контакты

Россия, Санкт-Петербург,
Большой проспект П.С., д. 100,
БЦ «Офисный дом»
офис 234

Тел: +7 921 913-03-44