A.

A.

Право на свободу от пыток и жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания

Право на свободу от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания (право на свободу от пыток) обязывает государство предотвращать пытки и акты жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения, защищать от них людей и наказывать виновных. Будучи нормой  jus cogens, т.е. имеративной нормой, это право является одним из немногих абсолютных прав человека, не допускающих отступлений в рамках международного права; это означает, что данное право «неприкосновенно» даже в исключительных обстоятельствах - например, в ситуации войны или угрозы войны[2]. Более того - если определение пытки дано в Статье 1 КПП, то определение жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения не приводится ни в одном из международных договоров о правах человека. Тем не менее, Манфред Новак, бывший Cпециальный докладчик ООН по вопросам пыток, провел различие между этими понятиями. Он указал, что различие лежит не в степени «интенсивности причиняемых страданий» и не в «жестокости обращения», а скорее в «цели их применения, намерении того, кто их применяет, и бессилии жертвы»[4]. В отличие от пытки, жестокое, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение определяется как «причинение сильной боли или страдания без конкретной цели или намерения и вне ситуации, когда один человек находится под фактическим контролем другого»[6].

Международное законодательство в сфере прав человека напрямую защищает пациентов от пыток в учреждениях здравоохранения и требует от государств предотвращать, расследовать и преследовать по закону подобные нарушения со стороны негосударственных субъектов и наказывать за такие нарушения[8], а если в пытках участвуют медицинские работники, они должны быть привлечены к ответственности и наказаны[10]. Специальный докладчик уточняет, что «медицинская помощь, которая вызывает сильные страдания без какой-либо уважительной причины, может считаться жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видом обращения и наказания, а если при этом имеет место участие государства и конкретное намерение - она является пыткой»[12].

В отношении лиц, лишенных свободы, отказ в медицинской помощи и (или) в доступе к ней, когда человек находится под стражей, может с точки зрения международного права рассматриваться как жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание[14] и когда из-за переполненности камер следственного изолятора сложились бесчеловечные и вредные для здоровья условия содержания, что привело в итоге к смерти заключенного[16], и случай, когда размер камеры, санитарно-гигиенические условия, плохое питание и отсутствие стоматологической помощи в совокупности были признаны нарушением Статей 7 и 10(1)[18]. Подобным же образом, отказ заключенному или задержанному в непосредственном доступе к его (ее) медицинской документации, особенно если это может иметь последствия для его (ее) лечения, также может быть признан нарушением Статьи 10(1)[20]. В числе самых серьезных нарушений были названы следующие: необеспечение новым задержанным доступа к медицинскому работнику и соответствующих санитарным нормам условий содержания[22]; абсолютно недопустимые карантинные процедуры[24]; нравственные страдания, равносильные психологической пытке

 

 

Ст. 10:

1. Каждое Государство-участник обеспечивает, чтобы учебные материалы и информации относительно запрещения пыток в полной мере включались в программы подготовки персонала правоприменительных органов, гражданского или военного, медицинского персонала, государственных должностных лиц и других лиц, которые могут иметь отношение к содержанию под стражей и допросам лиц, подвергнутых любой форме ареста, задержания или тюремного заключения, или обращению с ними..

Ст. 13: Каждое Государство-участник обеспечивает любому лицу, которое утверждает, что оно было подвергнуто пыткам на любой территории, находящейся под юрисдикцией этого Государства, право на предъявление жалобы компетентным властям этого Государства и на быстрое и беспристрастное рассмотрение ими такой жалобы. Предпринимаются меры для обеспечения эащиты истца и свидетелей от любых форм плохого обращения или запугивания в связи с его жалобой или любыми свидетельскими показаниями.

Ст. 14:

1. Каждое Государство-участник обеспечивает в своей правовой системе, чтобы жертва пыток получала возмещение и имела подкрепляемое правовой санкцией право на справедливую и адекватную компенсацию, включая средства для возможно более полной реабилитации. В случае смерти жертвы в результате пытки право на компенсацию предоставляется его иждивенцам.

2. Ничто в настоящей статье не затрагивает любого права жертвы или других лиц на компенсацию, которое может существовать согласно национальному законодательству.

Ст. 16:

1. Каждое Государство-участник обязуется предотвращать на любой территории, находящейся под его юрисдикцией, другие акты жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, которые не подпадают под определение пытки, содержащееся в статье 1, когда такие акты совершаются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В частности, обязательства, содержащиеся в статьях 10, 11, 12 и 13, применяются с заменой упоминаний о пытке упоминаниями о других формах жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания.

2. Положения настоящей Конвенции не наносят ущерба положениям любых других международных договоров или национального законодательства, которые запрещают жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение и наказание или касаются выдачи или высылки.

КПР

Ст. 37: Государства-участники обеспечивают, чтобы: (a) ни один ребенок не был подвергнут пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания.

Ст. 39: Государства-участники принимают все необходимые меры для того, чтобы содействовать физическому и психологическому восстановлению и социальной реинтеграции ребенка, являющегося жертвой: любых видов пренебрежения, эксплуатации или злоупотребления, пыток или любых других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения, наказания или вооруженных конфликтов. Такое восстановление и реинтеграция должны осуществляться в условиях, обеспечивающих здоровье, самоуважение и достоинство ребенка.

КПИ, ст. 15:

1. Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию. В частности, ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам.

2. Государства-участники принимают все эффективные законодательные, административные, судебные или иные меры к тому, чтобы инвалиды наравне с другими не подвергались пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения и наказания.

 МКМ

Ст. 10: Трудящийся-мигрант и член его или ее семьи не должны подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему их достоинство обращению или наказанию.

Ст. 17(1): Трудящиеся-мигранты и члены их семей, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности и культурной самобытности.

Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой-бы то ни было форме[27]

Ст. 2: При выполнении своих обязанностей должностные лица по поддержанию правопорядка уважают и защищают человеческое достоинство и поддерживают и защищают права человека по отношению ко всем лицам.

Ст. 5: Ни одно должностное лицо по поддержанию правопорядка не может осуществлять, подстрекать или терпимо относиться к любому действию, представляющему собой пытку или другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания, и ни одно должностное лицо по поддержанию правопорядка не может ссылаться на распоряжения вышестоящих лиц или такие исключительные обстоятельства, как состояние войны или угроза войны, угроза национальной безопасности, внутреннюю политическую нестабильность или любое другое чрезвычайное положение для оправдания пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

Минимальные стандартные правила обращения с заключенными[29]. Согласно данному КПЧ разъяснению, Статья 10(1) МПГПП «применима в отношении любых лиц, лишенных свободы в соответствии с законами и властью государства, которые содержатся в тюрьмах, больницах − в частности, в психиатрических больницах, лагерях для интернированных лиц или исправительных учреждениях и в других местах. Государства-участники должны обеспечить соблюдение принципа, закрепленного в указанной статье, во всех учреждениях и организациях в рамках их юрисдикции, где содержатся упомянутые лица»[31]. Комитет во многих случаях признавал нарушение этой обязанности, нередко в сочетании с нарушением Статьи 7[33]. Подобным же образом, одиночное заключение или лишение пищи считается пыткой, а следовательно, незаконно[35]. Комитет также осудил с использованием аналогичной формулировки крайнюю переполненность тюрем, где бытовые и гигиенические условия могли представлять угрозу для здоровья и жизни заключенных[37].

Заключительные замечания по Китаю в связи с психическим здоровьем и правом на свободу от пыток и жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания

В отношении принудительно госпитализированных лиц с фактическими или предполагаемыми интеллектуальными и психосоциальными расстройствами Комитет обеспокоен тем, что «коррекционная терапия», проводимая в психиатрических учреждениях, представляет собой бесчеловечное и унижающее достоинство обращение. Кроме того, Комитет обеспокоен тем, что китайским законодательством запрещены не все виды медицинских экспериментов, проводимых без свободного и осознанного согласия.

Комитет настоятельно призывает государство прекратить политику применения подобных методов лечения в отношении лиц с фактическими или предполагаемыми расстройствами и воздержаться от их принудительной госпитализации. Комитет также настоятельно призывает государство отменить законы, допускающие медицинские эксперименты на людях с инвалидностью без их свободного и осознанного согласия[39].

. . . Свобода от пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания в контексте инфекционных заболеваний

В рамках права на свободу от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения запрещено намеренное заражение инфекционным заболеванием - таким, например, как ВИЧ/СПИД[41]. Подобным же образом, принудительная стерилизация женщин, живущих с ВИЧ, может быть приравнена к жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению[43]. В то же время лица, страдающие инфекционными заболеваниями, бывают более уязвимы к жестокому обращению[45].

Заключительные замечания по Китаю в связи с инфекционными заболеваниями и правом на свободу от пыток и жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания

Отмечая тот факт, что Специальный докладчик по вопросу о пытках считает наличие медицинской помощи в местах содержания под стражей, которые он посетил, в целом удовлетворительным (E/CN.4/2006/6/Add.6, п. 77), Комитет тем не менее выражает обеспокоенность по поводу новой полученной информации - помимо прочего, об отсутствии лечения для потребителей наркотиков и людей, живущих с ВИЧ/СПИДом, и сожалеет об отсутствии статистических данных о состоянии здоровья заключенных (статья 11).

Государству следует принять эффективные меры по систематическому контролю ситуации в местах лишения свободы, в том числе на предмет существующих и доступных медицинских услуг. Кроме того, государству следует принять срочные меры, чтобы обеспечить независимое расследование всех случаев смерти в местах содержания под стражей и гарантировать уголовное преследование всех виновных в смерти заключенных в результате пыток, жестокого обращения или умышленной халатности. Комитет хотел бы получить отчет о результатах завершенных расследований такого рода и о том, какие наказания понесли виновные и какие средства защиты предоставлены потерпевшим[47].

. . . Свобода от пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания в контексте сексуального и репродуктивного здоровья

В рамках права на свободу от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения нарушением считается отказ государства обеспечить доступ к проведению аборта в случае, когда беременность представляет опасность для жизни или здоровья женщины, наступила в результате изнасилования или инцеста, либо когда у плода имеются признаки тяжелой патологии[49]. Вредные традиционные практики, такие, как калечащие операции на женских половых органах, считаются видами жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения, и государства обязаны принимать меры по предупреждению такой практики[51].

Пример дела, касающегося сексуального и репродуктивного здоровья и права на свободу от пыток и жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания

L.M.R v. Argentina (КПЧ)(2011).Комитет пришел к выводу о нарушении Статьи 7 в ситуации беременности в результате изнасилования молодой женщины с нарушениями умственного развития. Несмотря на судебное разрешение аборта, ни одна больница не взяла на себя проведение операции - отчасти из-за давления со стороны религиозных групп, на которое аргентинские власти никак не прореагировали. Женщина была вынуждена прибегнуть к нелегальному аборту на поздней стадии беременности, что нанесло ей психологический вред, включая посттравматическое стрессовое расстройство

[2] КПЧ. Замечание общего порядка № 20: заменяет замечание общего порядка № 7 о запрещении пыток и жестокого обращения или наказания. 3 октября 1992 г., п. 4.

[4] КПП, Статья 1. См. также: Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания. Приложение: Исследование по вопросу о применении пыток, жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания в мире, включая оценку условий содержания под стражей. UN Doc. A/HRC/13/39/Add.5. 5 февраля 2010 г., п. 30.

[6]Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания. Доклад о ситуации в медицинских учреждениях. UN Doc. A/HRC/22/53. 1 февраля 2013 г.

[8]КПЧ. Коммуникация № 684/1996; Sahadath v. Trinidad and Tobago. UNDoc. CCPR/A/57/40 (Vol. II); CCPR/C/684/1996. 2 апреля 2002 г.

[10]Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания. Доклад о ситуации в медицинских учреждениях. UN Doc. A/HRC/22/53. 1 февраля 2013 г., п. 24. См. также Комитет по правам ребенка. Замечаниеобщегопорядка № 2: Implementation of Article 2 by States Parties. UN Doc. CAT/C/GC/2/CRP. 24 января 2008 г., п. 15.

[12]Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания. Доклад о ситуации в медицинских учреждениях. UN Doc. A/HRC/22/53. 1 февраля 2013 г., п. 84.

[14] КПЧ. Коммуникация № 527/1993: Lewis v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/57/D/527/1993. 18 июля 1996 г., В посещениях врача для лечения кожного заболевания отказывают в течение 2 с половиной лет; см. также КПЧ. Коммуникация № 232/1987: Pinto v. Trinidad and Tobago. UN Doc. CCPR/A/45/40 (Vol. II SUPP). 20 июля 1990 г. КПЧ подтвердил, что обязанность обращаться с лишенными свободы лицами с уважением их достоинства, присущего каждой человеческой личности, предполагает оказание адекватной медицинской помощи во время содержания под стражей, и это обязательство, со всей очевидностью, распространяется и на лиц, приговоренных к смерти. Однако факты не указывали на нарушение в случае, когда утверждения о жестоком обращении и отсутствии медицинской помощи не были подтверждены и были сделаны на поздней стадии подачи жалобы; КПЧ. Коммуникация № 571/1994; Henry and Douglas v. Jamaica. UN Doc. CCPR/A/51/40 (Vol. II SUPP); CCPR/C/57/D/571/1994. 25 июля 1996 г. То, что Генри держали в холодной камере после того, как ему был диагностирован рак, было нарушением Статей 7 и 10 (1); КПЧ. Коммуникация № 613/1995; Leehongv. Jamaica. UNDoc. CCPR/A/54/40 (Vol. II); CCPR/C/66/D/613/1995. 13 июля 1999 г. Заключенному в камере смертников было разрешено только одно посещение врача, несмотря на постоянные побои со стороны надзирателей и просьбы о медицинской помощи.

[16]КПЧ. Коммуникация № R.14/63: Setelich/Sendic v. Uruguay. UN Doc. CCPR/A/37/40. 28 октября 1981 г.

[18] Совет ООН по правам человека. Доклад Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания. UN Doc. A/HRC/10/44. 14 января 2009 г., пп. 71-72.

[20]Совет ООН по правам человека. Доклад Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания. Миссия в Иордании. UN Doc. A/HRC/33/Add.3. 5 января 2007 г.; Комиссия ООН по правам человека. Доклад Специального докладчика ООН по вопросу о пытках. Миссия в Узбекистане. UN Doc. E/CN.4/2003/68/Add.2. 3 февраля 2003 г.

[22]Комиссия ООН по правам человека. Доклад Специального докладчика: Азербайджан. UN Doc. E/CN.4/2001/66/Add.1. 14 ноября 2000 г.

[24]Комиссия ООН по правам человека. Доклад Специального докладчика: Кения. UN Doc. E/CN.4/2000/9/Add.4. 9 марта 2000 г.

[26] Генеральная Ассамблея ООН. Резолюция 43/173 Генеральной Ассамблеи ООН: Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме. UN Doc. A/RES/43/173. 9 декабря 1998 г.

[28] Организация Объединенных Наций. Резолюция Экономического и социального совета 663 С (XXIV): Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. 30 августа 1955 г.

[30] КПЧ. Замечание общего порядка № 21: заменяет замечание общего порядка № 9 о гуманном обращении с лицами, лишенными свободы (Ст. 10) (Приложение VI, В). UN Doc. A/47/40 [SUPP]. 13 марта 1993 г., п. 2.

[32]КПЧ. Коммуникация № 732/1997: Whyte v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/63/D/732/1997. 27 июля 1998 г. Отказ в лечении приступов астмы и телесных повреждений, полученных в результате побоев; см. также КПЧ. Коммуникация № 564/1993: Leslie v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/63/D/564/1993. 31 июля 1998 г. Отсутствие адекватного лечения травм от побоев и колотых ран на том основании, что Лесли в ближайшее время должны были казнить; КПЧ. Коммуникация № 610/1995; Henry v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/64/D/610/1995. 20 октября 1995 г. Отказ в лечении, несмотря на рекомендацию врача о том, что заключенный должен быть прооперирован; КПЧ. Коммуникация № 647/1995; Pennant v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/64/D/647/1995. 20 октября 1998 г.; КПЧ. Коммуникация № 719/1996; Levy v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/64/D/719/1996. 3 ноября 1998 г.; КПЧ. Коммуникация № 730/1996; Marshall v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/64/D/730/1996. 3 ноября 1998 г.; КПЧ. Коммуникация № 720/1996; Morgan and Williams v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/64/D/720/1996. 3 ноября 1998 г.; КПЧ. Коммуникация № 663/1995; Morrison v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/64/D/663/1995. 3 ноября 1998 г.; КПЧ. Коммуникация № 775/1997: Brown v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/65/D/775/1997. 23 марта 1999 г.; КПЧ. Коммуникация № 590/1994; Bennett v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/65/D/590/1994. 25 марта 1999 г.; КПЧ. Коммуникация № 668/1995; Smith and Stewart v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/65/D/668/1995. 8 апреля 1999 г.; КПЧ. Коммуникация № 962/2001: Mulezi v. Democratic Republic of the Congo. UN Doc. CCPR/C/81/D/962/2001. 6 июля 2004 г.; КПЧ. Коммуникация № 964/2001: Saidov v. Tajikistan. UN Doc. CCPR/C/81/D/964/2001. 8 июля 2004 г.

[34]Организация Объединенных Наций. Доклад Комитета по правам человека. UN Doc. A/65/40 (Vol. I). 2009 г., стр. 90, п. 21.

[36] Комитет КПП. Заключительные замечания и рекомендации Комитета против пыток: Камерун. UN Doc. CAT/C/CR/31/6. 4 февраля 2004 г.

[39]КПЧ. Коммуникация № 609/1995; Williams v. Jamaica. UN Doc. CCPR/C/61/D/609/1995. 4 ноября 1997 г.

[41]Комиссия ООН по правам человека. Доклад Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания. UN Doc. E/CN.4/2004/56. 23 декабря 2003 г., п. 54 (цитируются  ВИЧ / СПИД и права человека: Международные руководящие принципы, издание ООН, Sales No. R.98.XIV.1, ООН, Нью-Йорк и Женева, 1998 год, п. 130); см. также пп. 56-57 о доступе к медицинской помощи и лечению.

[43]См. Комиссия ООН по правам человека. Доклад Специального докладчика: Азербайджан. UN Doc. E/CN.4/2001/66/Add.1. 14 ноября 2000 г.; Совет ООН по правам человека. Доклады Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видах обращения или наказания. UN Doc. A/HRC/10/44/Add.3. 12 февраля 2009 г.

[45]Комиссия ООН по правам человека. Доклад Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видах обращения или наказания. UN Doc. E/CN.4/2004/56. 23 декабря 2003 г., п. 61.

[47]КПЧ. Коммуникация № 1818/2008: McCallum v. South Africa. UN Doc. CCPR/C/100/D/1818/2008. 2 ноября 2010 г. пп. 6.2-6.4.

[49]Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания. Доклад о ситуации в медицинских учреждениях. UN Doc. A/HRC/22/53. 1 февраля 2013 г., пп. 46, 48; Организация Объединенных Наций. Доклад Комитета по правам человека. UN Doc. A/65/40 (Vol. I). 2009 г., стр. 20, п. 20.

[51] Комитет КЛДЖ. Заключительные замечания: Чад. UN Doc. CEDAW/C/TCD/CO/1-4. 21 октября 2011 г., п. 22.

[52]КПЧ. Коммуникация № 1608/2007: L.M.R v. Argentina. UN Doc. CCPR/C/101/D/1608/2007. 28 апреля 2011 г., п. 9.2.

Право на наивысший достижимый уровень здоровья

Право на наивысший достижимый уровень здоровья (далее – «право на здоровье») представляет собой право каждого человека на достижение наивысшего возможного уровня психического и физического здоровья. Право на здоровье требует наличия и доступности всех необходимых для охраны здоровья материальных условий, товаров и услуг, которые должны быть приемлемыми и качественными. Иными словами, для соблюдения этого права государство обязано обеспечить наличие учреждений, товаров и услуг здравоохранения в достаточном количестве, общедоступных физически и экономически и без какой-либо дискриминации[2]. Право на здоровье включает в себя не только обеспечение адекватной и доступной медико-санитарной помощью, но и создание основополагающих предпосылок здоровья, таких как доступ к безопасной питьевой воде, наличие пищи и режим питания, жилище[4]. КЭСКП прямо указывает, что «постепенное осуществление» права не следует интерпретировать как лишающее обязательства государств всякого смыслового содержания. Оно скорее означает, что государства-участники несут «конкретное обязательство продолжающегося характера как можно более оперативно и эффективно продвигаться по пути к достижению полного осуществления [права на здоровье]»[6].

Нарушения права на здоровье могут быть вызваны как преднамеренными действиями, так и бездействием государства[8].

Право на здоровье – комплексное понятие, которое включает в себя и ряд свобод[10].

Соответствующие положения

ВДПЧ, ст. 25:

МПЭСКП, ст. 12:

 … (c) предупреждения и лечения эпидемических, эндемических, профессиональных и иных болезней и борьбы с ними; (d) создания условий, которые обеспечивали бы всем медицинскую помощь и медицинский уход в случае болезни.

КПР

Ст. 3(3): Государства-участники обеспечивают, чтобы учреждения, службы и органы, ответственные за заботу о детях или их защиту, отвечали нормам, установленным компетентными органами, в частности, в области безопасности и здравоохранения и с точки зрения численности и пригодности их персонала, а также компетентного надзора.

Ст. 24:

1. Государства-участники признают право ребенка на пользование наиболее совершенными услугами системы здравоохранения и средствами лечения болезней и восстановления здоровья. Государства-участники стремятся обеспечить, чтобы ни один ребенок не был лишен своего права на доступ к подобным услугам системы здравоохранения.

2. Государства-участники добиваются полного осуществления данного права и, в частности, принимают необходимые меры для: (a) снижения уровней смертности младенцев и детской смертности; (b) обеспечения предоставления необходимой медицинской помощи и охраны здоровья всех детей с уделением первоочередного внимания развитию первичной медико-санитарной помощи;… (d) предоставления матерям надлежащих услуг по охране здоровья в дородовой и послеродовой периоды.

КЛДЖ, ст. 12:

1. Государства-участники принимают все соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин в области здравоохранения, с тем чтобы обеспечить на основе равенства мужчин и женщин доступ к медицинскому обслуживанию, в частности в том, что касается планирования размера семьи.

2. Независимо от положении пункта 1 настоящей статьи, государства-участники обеспечивают женщинам соответствующее обслуживание в период беременности, родов и послеродовой период, предоставляя, когда это необходимо, бесплатные услуги, а также соответствующее питание в период беременности и кормления. 

КПИ, ст. 25:

Государства-участники признают, что инвалиды имеют право на наивысший достижимый уровень здоровья без дискриминации по признаку инвалидности. Государства-участники принимают все надлежащие меры для обеспечения доступа инвалидов к услугам в сфере здравоохранения, учитывающим гендерную специфику, в том числе к реабилитации по состоянию здоровья. В частности, государства-участники:

а) обеспечивают инвалидам тот же набор, качество и уровень бесплатных или недорогих услуг и программ по охране здоровья, что и другим лицам, в том числе в области сексуального и репродуктивного здоровья и по линии предлагаемых населению государственных программ здравоохранения;

b) предоставляют те услуги в сфере здравоохранения, которые необходимы инвалидам непосредственно по причине их инвалидности, включая раннюю диагностику, а в подходящих случаях — коррекцию и услуги, призванные свести к минимуму и предотвратить дальнейшее возникновение инвалидности, в том числе среди детей и пожилых;

с) организуют эти услуги в сфере здравоохранения как можно ближе к местам непосредственного проживания этих людей, в том числе в сельских районах;

d) требуют, чтобы специалисты здравоохранения предоставляли инвалидам услуги того же качества, что и другим лицам, в том числе на основе свободного и информированного согласия посредством, среди прочего, повышения осведомленности о правах человека, достоинстве, самостоятельности и нуждах инвалидов за счет обучения и принятия этических стандартов для государственного и частного здравоохранения;

е) запрещают дискриминацию в отношении инвалидов при предоставлении медицинского страхования и страхования жизни, если последнее разрешено национальным правом, и предусматривают, что оно предоставляется на справедливой и разумной основе;

f) не допускают дискриминационного отказа в здравоохранении или услугах в этой области либо получении пищи или жидкостей по причине инвалидности.

МКМ

Ст. 28: Трудящиеся-мигранты и члены их семей имеют право на получение любой медицинской помощи, которая является крайне необходимой для сохранения их жизни или избежания непоправимого ущерба их здоровью на основе равенства с гражданами соответствующего государства. Им нельзя отказывать в такой срочной медицинской помощи в силу каких-либо отклонений, в том что касается пребывания или занятости.

Ст. 43(1)(e): Трудящиеся-мигранты пользуются равным режимом с гражданами государства работы по найму в отношении: … е) доступа к социальному и медицинскому обслуживанию при условии соблюдения требований, предъявляемых в отношении участия в соответствующих программах…

Ст. 45(1)(c): Члены семьи трудящихся-мигрантов пользуются в государстве работы по найму равным режимом с гражданами этого государства в отношении: с) доступа к социальному и медицинскому обслуживанию, при условии соблюдения требований, предъявляемых в отношении участия в соответствующих программах; …

Ст. 70: Государства-участники принимают меры, не менее благоприятные, чем те, которые применяются к собственным гражданам, для обеспечения того, чтобы условия труда и жизни трудящихся-мигрантов и членов их семей, имеющих постоянный статус, соответствовали нормам пригодности, техники безопасности, охраны здоровья и принципам человеческого достоинства.

. . . Право на здоровье в контексте психического здоровья

В МПЭСКП, как и в других международно-правовых документах[12]. Например, в КПР и МКПИ закреплены оба аспекта этого права и прямо запрещена дискриминация по признаку инвалидности. Все государства, даже обладающие очень ограниченными ресурсами, призваны принимать меры по защите пациентов с проблемами психического здоровья, в том числе:

 включить диагностику, уход за психически больными лицами и лечение психических заболеваний в учебную программу всего медицинского персонала; организовать общественные кампании по борьбе против стигматизации и дискриминации в отношении лиц с психическими расстройствами; поддержать создание организаций гражданского общества для представления интересов лиц, прибегающих к помощи психиатров, а также  семей таких лиц; разработать современные стратегии и программы в области психиатрии; уменьшить размеры психиатрических больниц и в максимально возможной̆ степени расширять оказание психиатрической помощи по месту жительства; в отношении лиц, страдающих психическими заболеваниями, энергично добиваться помощи и сотрудничества со стороны доноров и международных организаций и т.д[14].

. . . Право на здоровье в контексте инфекционных заболеваний

В рамках права на здоровье лица, страдающие инфекционными заболеваниями, имеют право на доступность недорогого лечения - например, антиретровирусной терапии - а также на соответствующие медицинские и консультационные услуги[16]. Помимо этого, запрещена дискриминация в отношении кого-либо по признаку состояния здоровья - например, наличия ВИЧ/СПИДа или туберкулеза[18].

. . . Право на здоровье в контексте сексуального и репродуктивного здоровья

Договорные органы ООН указывают на связь материнской смертности с «отсутствием комплексных услуг по охране репродуктивного здоровья, ограничительными законами об абортах, небезопасными или нелегальными абортами, беременностью и родами в подростковом возрасте, детскими и принудительными браками и недостаточной доступностью противозачаточных средств»[20]. Например, помимо содействия доступности противозачаточных средств и служб планирования семьи[22].

Заключительные замечания по Бенину в связи с сексуальным и репродуктивным здоровьем и правом на наивысший достижимый уровень здоровья

У Комитета, который высоко оценивает усилия государства-участника по повышению уровня охраны репродуктивного здоровья женщин, по‑прежнему вызывает озабоченность отсутствие у женщин и девушек доступа к надлежащему медицинскому обслуживанию, особенно в сельских районах. У Комитета вызывают обеспокоенность причины заболеваемости и смертности среди женщин, особенно количество смертей вследствие нелегальных абортов, неадекватный уровень услуг по планированию семьи и низкие показатели применения средств контрацепции. Комитет выражает озабоченность по поводу того, что для получения доступа к средствам контрацепции и услугам по планированию семьи женщинам требуется разрешение их мужей.

Комитет рекомендует государству-участнику принять в соответствии с общей рекомендацией № 24, касающейся женщин и охраны здоровья, меры для расширения и улучшения доступа женщин к медицинской помощи, а также к информации и услугам, касающимся охраны здоровья, особенно в сельских районах. Комитет призывает государство улучшить положение дел с наличием услуг по охране сексуального и репродуктивного здоровья, включая планирование семьи, в том числе для предотвращения подпольных абортов, и предоставлять девушкам и женщинам услуги по применению методов контрацепции, не требуя разрешение мужа. Комитет также рекомендует содействовать широкому проведению полового образования среди мальчиков и девочек, уделяя особое внимании предупреждению ранних беременностей и профилактике заболеваний, передаваемых половым путем[24].

L.C. v. Peru (Комитет КЛДЖ)(2009). Комитет признал нарушением статьи 12 КЛДЖ отказ государства разрешить женщине прервать беременность, угрожавшую ее жизни и здоровью. Комитет напомнил, что государства обязаны принимать «все соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин в области здравоохранения, с тем чтобы обеспечить на основе равенства мужчин и женщин доступ к медицинскому обслуживанию, в частности в том, что касается планирования размера семьи». Комитет также подчеркнул, что государство не может отказать в предоставлении «определенных услуг в области репродуктивного здоровья женщин», т.е. обязанность государства «обеспечить, на основе равенства между мужчинами и женщинами, доступ к медицинскому обслуживанию, информации и образованию предполагает обязательство уважать, защищать и осуществлять права женщин на охрану здоровья»

[2]См. КЭСКП. Замечание общего порядка № 14. Право на наивысший достижимый уровень здоровья. UN Doc. E/C.12/2000/4. 11 августа 2000 г., п. 12.

[5]КЭСКП. Замечание общего порядка № 14. Право на наивысший достижимый уровень здоровья. UN Doc. E/C.12/2000/4. 11 августа 2000 г., п. 31.

 [7] КЭСКП. Замечание общего порядка № 14. Право на наивысший достижимый уровень здоровья. UN Doc. E/C.12/2000/4. 11 августа 2000 г., пп. 46-52.

[9] КЭСКП. Замечание общего порядка № 14. Право на наивысший достижимый уровень здоровья. UN Doc. E/C.12/2000/4. 11 августа 2000 г., п.  8; Специальный докладчик ООН по вопросу о праве на здоровье. Доклад «Психическая инвалидность и право на здоровье». UN Doc. E/CN.4/2005/51. 11 февраля 2005 г., п. 38.

[11] В их число входят не только документы по правам человека (см., например, Устав ВОЗ).

[13] Специальный докладчик ООН по вопросу о праве на здоровье. Доклад «Психическая инвалидность и право на здоровье». UN Doc. E/CN.4/2005/51. 11 февраля 2005 г., п. 35.

[15] КЭСКП. Замечание общего порядка № 14. Право на наивысший достижимый уровень здоровья. UN Doc. E/C.12/2000/4. 11 августа 2000 г., п. 12(b).

[17] КЭСКП. Замечание общего порядка № 14. Право на наивысший достижимый уровень здоровья. UN Doc. E/C.12/2000/4. 11 августа 2000 г., п. 18.

[19]Center for Reproductive Rights (Центррепродуктивныхправ). ICPD and Human Rights: 20 years of advancing reproductive rights through UN treaty bodies and legal reform. июнь 2013 г., стр. 2, впримерахцитируетсяКомитетКЛДЖ. Заключительные замечания Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин: Малави. UN Doc. CEDAW/C/MWI/CO/5. 3 февраля 2006 г., п.  31; Комитет КЛДЖ. Заключительные замечания Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин: Мексика. UN Doc. CEDAW/C/MEX/CO/6. 25 августа 2006 г., п.  32; Комитет КЛДЖ. Заключительные замечания Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин: Марокко. UN Doc. CEDAW/C/MAR/CO/4. 8 апреля 2008 г., п. 30; КПЧ. Заключительные замечания: Чили. UN Doc. CCPR/C/CAN/CO/5. 18 мая 2007 г., п. 8; КПЧ. Заключительные замечания: Мадагаскар. UN Doc. CCPR/C/MDG/CO/3. 11 мая 2007 г., п. 14; КПЧ. Заключительные замечания: Панама. UN Doc. CCPR/C/PAN/CO/3. 17 апреля 2008 г., п. 9; Комитет по правам ребенка. Заключительные замечания: Корейская Народно-Демократическая Республика. UN Doc. CRC/C/15/Add.239. 1 июля 2004 г., п. 50; Комитет по правам ребенка. Заключительные замечания: Гватемала. UN Doc. CRC/C/15/Add.154. 8 июля 2001 г., п. 40; Комитет по правам ребенка. Заключительные замечания: Гаити. UN Doc. CRC/C/15/Add.202. 18 марта 2003 г., п. 46; Комитет КЛДЖ. Заключительные замечания Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин: Эритрея. UN Doc. CEDAW/C/ERI/CO/3. 3 февраля 2006 г., п. 22; Комитет КЛДЖ. Заключительные замечания Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин: Мозамбик. UN Doc. CEDAW/C/MOZ/CO/2. 11 июня 2007 г., п. 36; Комитет по правам ребенка. Заключительные замечания: Судан.10, UN Doc. CRC/C/15/Add.10. 18 октября 1993 г., п. 10; Комитет по правам ребенка. Заключительные замечания: Чили. UN Doc. CRC/S/15/Add.173. 3 апреля 2002 г., п. 41.

[21] КЭСКП. Замечание общего порядка № 14. Право на наивысший достижимый уровень здоровья. UN Doc. E/C.12/2000/4. 11 августа 2000 г., пп. 14, 23, 34; Комитет КЛДЖ. Общая рекомендация № 21: Равенство в браке и семейных отношениях.. UN Doc. A/49/38. 1994 г., п. 22; Генеральная Ассамблея ООН. Промежуточный доклад Специального докладчика ООН по вопросу о праве на здоровье. UN Doc. A/66/254. 3 августа 2011 г., п. 65 (главная тема: криминализация услуг сексуального и репродуктивного здоровья); Комитет по правам ребенка. Заключительные замечания: Австралия. UN Doc. CRC/C/15/Add.268. 20 октября 2005 г., п. 46(е); Комитет КЛДЖ. Заключительные замечания Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин: Китай. UN Doc. CEDAW/C/CHN/CO/6. 25 августа 2006 г., п. 32.

[23] Комитет КЛДЖ. Доклад Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин. UNDoc. A/60/38(SUPP). 2005 г., п. 157.

[25] Комитет КЛДЖ. Коммуникация № 22/2009; L.C. v. Peru. UNDoc. CEDAW/C/50/D/22/2009. 4 ноября 2011 г., п. 8.11.

Право на частную жизнь

Право на неприкосновенность частной жизни защищает человека от незаконного и произвольного вмешательства в его (ее) приватную сферу - это означает, что любое такое вмешательство должно быть основано на законе и быть соразмерным поставленной цели[2].

Кроме того, нарушением права пациента на частную жизнь было признано вмешательство государства - например, путем установления административных барьеров в рамках судебной системы - в вопросы, которые должны решаться между врачом и пациентом[4].

Соответствующие положения

ВДПЧ, ст. 12: Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

МПГПП, ст. 17(1): Никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или тайну его корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь и репутацию.

КПР, ст. 16(1):  Ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища или тайну корреспонденции, или незаконного посягательства на его честь и репутацию.

КПИ, ст. 22:

1. Независимо от места жительства или жилищных условий ни один инвалид не должен подвергаться произвольному или незаконному посягательству на неприкосновенность его частной жизни, семьи, жилища или переписки и иных видов общения либо незаконным нападкам на его честь и репутацию. Инвалиды имеют право на защиту закона от таких посягательств или нападок.

2. Государства-участники охраняют конфиденциальность сведений о личности, состоянии здоровья и реабилитации инвалидов наравне с другими.

 МКМ, ст. 14: Трудящийся-мигрант и член его или ее семьи не должны подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его или ее личную и семейную жизнь, произвольным и незаконным посягательствам на неприкосновенность его или ее жилища или тайну его или ее переписки или других форм связи или незаконным посягательствам на его или ее честь и репутацию. Каждый трудящийся-мигрант и член его или ее семьи имеют право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

Пекинская декларация и платформа действий[6]

Принцип 8. Право на конфиденциальность

а) Вся идентифицируемая информация относительно состояния здоровья пациента, диагноза, прогноза и лечения, а также любая иная информация личного характера считается конфиденциальной даже после смерти пациента. В исключительных случаях потомки могут получить право доступа к информации, касающейся риска наследственных заболеваний.

б) Конфиденциальная информация может быть разглашена только в том случае, если пациент даст прямое согласие или такое разглашение прямо предусмотрено законом. Информация может сообщаться другим учреждениям здравоохранения исключительно по мере необходимости, если пациент не дал прямого согласия.

в) Все идентифицируемые сведения о пациенте должны охраняться. Защита сведений осуществляется в соответствии с порядком их хранения. Лица, от которых могут исходить идентифицируемые сведения, должны быть защищены в аналогичном порядке.

Принцип 10. Право на человеческое достоинство

Следует всегда уважать человеческое достоинство и право пациентов на неприкосновенность частной жизни, а также их культурные и моральные ценности при оказании медицинской помощи и в ходе практического медицинского обучения.

. . . Право на частную жизнь в контексте психического здоровья

В контексте оказания медицинской помощи лечение или обследование психического и физического состояния пациента может быть нарушением права пациента на неприкосновенность частной жизни, если не продиктовано «терапевтической необходимостью»[8].

Заключительные замечания по Республике Корея относительно психического здоровья и права на частную жизнь.

Комитет приветствует усилия государства-участника по улучшению психического здоровья детей, в частности, путем учреждения 32 центров охраны психического здоровья по всей стране. Вместе с тем Комитет сохраняет обеспокоенность по поводу того, что общее состояние детского психического здоровья в государстве-участнике ухудшилось, а показатели депрессии и суицида среди детей, особенно среди девочек, возросли. Комитет также отмечает применение такого метода диагностики, который позволяет выявить на ранней стадии и предотвратить суицидальные настроения, но в то же время выражает озабоченность в связи с тем, что такая диагностика может представлять собой вмешательство в частную жизнь ребенка.

Комитет рекомендует государству-участнику принять меры по разработке политики в области охраны психического здоровья ребенка на основании глубокого изучения коренных причин депрессии и суицида у детей и инвестировать средства в развитие комплексной системы услуг, включая меры охраны психического здоровья и профилактики расстройств, услуги по лечению психических заболеваний в амбулаторных и стационарных учреждениях, с целью эффективного предупреждения суицидальных настроений, особенно среди девочек. ... Комитет рекомендует государству-участнику при применении метода диагностики для выявления и предотвращения суицидов предусмотреть адекватные гарантии уважения права ребенка на частную жизнь и получения консультативной помощи [10]. Законодательство, допускающее вмешательство в это право в интересах охраны общественного здоровья, должно «соответствовать положениям, целям и задачам [МПГПП] и в любом случае должно быть обоснованным в данных конкретных обстоятельствах»[12].

Пример дела, касающегося инфекционного заболевания и права на свободу.

Toonen v. Australia (КПЧ) (1994). Комитет пришел к выводу, что законодательство, предусматривающее уголовную ответственность за добровольные сексуальные отношения между взрослыми мужчинами «не может считаться разумной и пропорциональной мерой для достижения цели предотвращения распространения ВИЧ/СПИДа» - а значит, это законодательство не соответствует «критерию разумности» и необоснованно вмешивается в право человека на неприкосновенность частной жизни[14]; (2) необходимость проведения расследования по жалобам на то, что женщин, поступающих на работу на иностранные предприятия, заставляют проходить тест на беременность и отвечать на вопросы сугубо личного характера с последующим приемом противозачаточных препаратов[16].

Заключительные замечания по Австралии в связи с сексуальным и репродуктивным здоровьем и правом на частную жизнь

Комитет отмечает в качестве позитивного момента тот факт, что Управлением Уполномоченного по вопросам информации Австралии опубликованы руководящие принципы применения Закона Австралии о доступе к информации и о конфиденциальности в отношении сбора и обработки личной информации несовершеннолетних. При этом Комитет выражает обеспокоенность тем, что в государстве отсутствует общее законодательство, которое защищало бы право несовершеннолетних на неприкосновенность частной жизни. Отмечая тот факт, что Управление Уполномоченного по вопросам информации Австралии наделено правом рассматривать жалобы на нарушение права на неприкосновенность частной жизни в соответствии с Законом 1998 г. о доступе к информации и о конфиденциальности, Комитет обеспокоен отсутствием специальных детских и дружественных к детям механизмов рассмотрения жалоб, в то время как все доступные механизмы такого рода принимают только жалобы на государственные органы и должностных лиц и на крупные негосударственные организации ... Кроме того, Комитет озабочен тем, что несовершеннолетним не обеспечивается право на неприкосновенность частной жизни при получении ими медицинских услуг, особенно в области сексуального и репродуктивного здоровья.

Комитет рекомендует государству-участнику рассмотреть вопрос о принятии общего национального законодательства, закрепляющего право на частную жизнь. Он также настоятельно призывает государство создать специальные дружественные к несовершеннолетним механизмы подачи и рассмотрения жалоб на нарушения права на частную жизнь и усилить защиту несовершеннолетних в уголовном процессе[18].

L.N.P. v. Argentina (КПЧ)(2011). Комитет признал «непрерывные вопросы» со стороны социального работника, медиков и суда «относительно сексуальной жизни и нравственности заявительницы» нарушением ее права на неприкосновенность частной жизни, поскольку эти вопросы не имели отношения к ее изнасилованию. Комитет в очередной раз отметил, что ситуация, когда сексуальная жизнь женщины считается определяющим фактором для признания ее прав и их защиты, является вмешательством в частную жизнь

[2] См. КПЧ. Замечание общего порядка № 16: Статья 17 (Право на частную жизнь). Право на уважение частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции, а также на защиту чести и репутации. 8 апреля 1 Коммуникация 988 г., п. 10.

[4] КЭСКП. Замечание общего порядка № 14: Право на наивысший достижимый уровень здоровья. UN Doc. E/C.12/2000/4. 11 августа 2000 г., п. 12.

[7]  КПЧ. Коммуникация № 1482/2006: M. G. v. Germany. UN Doc. CCPR/C/93/D/1482/2006. 2 сентября 2008 г. п. 10.1.

 [9] Комитет по правам ребенка. Заключительные замечания: Республика Корея. UN Doc. CRC/C/KOR/CO/3-4. 6 октября 2011 г. пп. 54-55.

[11] См. КПЧ. Замечание общего порядка № 16: Статья 17 (Право на частную жизнь). Право на уважение частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции, а также на защиту чести и репутации. 8 апреля 1988 г., п.  4; КПЧ. Коммуникация № 488/1992: Toonen v. Australia. UN Doc. CCPR/C/50/D/488/1992. 31 марта 1994 г., пп. 8.5-8.6.

[13]КПЧ. Коммуникация № 488/1992: Toonen v. Australia. UN Doc. CCPR/C/50/D/488/1992. 31 марта 1994 г., пп. 8.5-8.6.

[15] КПЧ. Заключительные замечания: Мексика. UN Doc. CCPR/C/79/Add.109. 27 июля 1999 г. Требование обеспечить женщинам доступ к адекватным средствам правовой защиты в случае нарушения их прав на равенство и защиту частной жизни.

[18]КПЧ. Коммуникация № 1153/2003: Karen Noelia Llantoy Huamán v. Peru. UN Doc. CCPR/C/85/D/1153/2003. 24 октября 2005 г.

[19]КПЧ. Коммуникация № 1610/2007: L.N.P. v. Argentina. UN Doc. CCPR/C/102/D/1610/2007. 16 августа 2011 г., п. 13.7.

Право на жизнь

Право на жизнь защищает человека от вынесения смертного приговора, когда процедура, на которой основано судебное решение, не отвечает требованиям международного права в области прав человека (МПГПП, ст. 14)[2]. Например, в контексте медицинской помощи право на жизнь требует от государства всегда исполнять свои обязанности по регулированию и контролю частных медицинских учреждений в целях защиты этого права[4].

Соответствующие положения

ВДПЧ, ст. 3: Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность.

МПГПП, ст. 6(1): Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни.

КПР, ст. 6:

1. Государства-участники признают, что каждый ребенок имеет неотъемлемое право на жизнь.

2. Государства-участники обеспечивают в максимально возможной степени выживание и здоровое развитие ребенка.

КПИ, ст. 10: Государства-участники вновь подтверждают неотъемлемое право каждого человека на жизнь и принимают все необходимые меры для обеспечения его эффективного осуществления инвалидами наравне с другими.

МКМ

Ст. 9: Право трудящихся-мигрантов и членов их семей на жизнь охраняется законом.

Ст. 28: Трудящиеся-мигранты и члены их семей имеют право на получение любой медицинской помощи, которая является крайне необходимой для сохранения их жизни или избежания непоправимого ущерба их здоровью на основе равенства с гражданами соответствующего государства. Им нельзя отказывать в такой срочной медицинской помощи в силу каких-либо отклонений, в том что касается пребывания или занятости.

. . . Право на жизнь в контексте психического здоровья

В контексте психического здоровья право на жизнь приобретает еще большее значение. На государство возложена особая обязанность по защите пациентов с психическими расстройствами и по принятию соответствующих мер в области здравоохранения для охраны жизни таких пациентов[6].

Заключительные замечания по Австралии в связи с психическим здоровьем и правом на жизнь

Комитет обеспокоен тем, что уровень финансирования государством деятельности по охране психического здоровья по-прежнему существенно ниже, чем в других развитых странах, а дети и молодежь, которым требуется психиатрическая помощь, нередко сталкиваются с ограниченным доступом к услугам и значительными задержками в получении таких услуг. В этом контексте Комитет разделяет озабоченность, выраженную в исследовании, опубликованном Австралийским институтом здравоохранения и социального обеспечения в 2010 г., относительно того, что расстройства психического здоровья являются ведущей проблемой в сфере здоровья детей и молодежи и составляют самую большую долю в бремени заболеваемости среди детей в возрасте 0-14 лет (23%) и молодежи 15-24 лет (50%). Кроме того, Комитет обеспокоен высоким уровнем смертности от самоубийств среди молодых людей в государстве в целом и в особенности в общинах коренных народов. Комитет отмечает как позитивный факт то, что на территории Западной Австралии проведено исследование эффективности препаратов, используемых в настоящее время для лечения синдрома дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) и синдрома дефицита внимания (СДВ). Тем не менее, Комитет по-прежнему обеспокоен тем, что в существующих процедурах диагностики, по-видимому, уделяется недостаточно внимания психическим расстройствам, лежащим в основе таких проблем поведения, и это приводит к чрезмерному и (или) ошибочному назначению психостимуляторов детям с диагнозом СДВГ и СДВ.

Подчеркивая важность доступа к дружественным к детям и молодежи службам поддержки и помощи в области психического здоровья, Комитет рекомендует государству-участнику:

(а) по результатам исследования Австралийского института здравоохранения и социального обеспечения принять меры, направленные на устранение непосредственных и обуславливающих их причин высокой распространенности расстройств психического здоровья среди детей и молодежи, уделяя особое внимание [sic] суицидам иным расстройствам, связанным, помимо прочего, с наркоманией, насилием и низким качеством медицинской помощи в учреждениях альтернативного ухода;

(b) выделить конкретные ресурсы для повышения доступности и качества работы служб раннего вмешательства, для подготовки и повышения квалификации преподавателей, консультантов, медиков и других лиц, работающих с детьми, а также для поддержки родителей;

(с) создать специализированные медицинские службы и разработать целевые стратегии работы с детьми из группы высокого риска расстройств психического здоровья и с их семьями, а также обеспечить доступность таких услуг для всех, кто в них нуждается, с учетом возраста, пола, социально-экономического положения, географического региона, этнической принадлежности и т.д.;

(d) при планировании и осуществлении вышеназванных мер консультироваться с детьми и молодежью и проводить информационно-просветительскую работу в области психического здоровья с целью обеспечения более активной поддержки со стороны семьи и сообщества и снижения стигмы, связанной с психическими заболеваниями;

(е) вести тщательный мониторинг назначения психостимуляторов детям и предоставить доступ детям с диагнозом СДВГ и СДВ, их родителям и преподавателям к более широкому кругу психологических, образовательных и социальных мероприятий и методов лечения, а также рассмотреть вопрос о проведении сбора и анализа данных о приеме психоактивных веществ с разбивкой по видам веществ и по возрасту потребителей с целью выявления возможного злоупотребления психостимуляторами среди детей[8]. Право на жизнь, которое считается наиболее фундаментальным из прав человека, с успехом использовалось как аргумент адвокации за профилактику и доступ к лекарствам и лечению. Право на жизнь сыграло решающую роль в стимулировании ответных мер государств по борьбе с такими инфекционными заболеваниями, как ВИЧ/СПИД, и продолжает применяться в судебных исках и в адвокации, чтобы побудить государственные органы принять необходимые меры для защиты жизни людей, живущих с ВИЧ/СПИДом[10].

. . . Право на жизнь в контексте сексуального и репродуктивного здоровья

В контексте сексуального и репродуктивного здоровья к праву на жизнь обращаются, когда призывают к мерам по защите жизни людей - в особенности женщин, прибегающих к небезопасным абортам, являющимся одной из главных причин материнской смертности во всем мире. Государствам следует принять всестороннее законодательство об абортах, особенно в случаях изнасилования и инцеста, а также по медицинским показаниям[12],  например, путем отмены уголовной ответственности за аборт, обеспечения доступности услуг в области репродуктивного здоровья[14].

Заключительные замечания по Камеруну в связи с сексуальным и репродуктивным здоровьем и правом на жизнь

Отмечая усилия государства-участника совместно с международными партнерами по повышению доступности услуг в области репродуктивного здоровья, Комитет по-прежнему обеспокоен по поводу высокой материнской смертности и по поводу законодательства об абортах, которое может побудить женщину прибегнуть к небезопасному нелегальному аборту со всеми сопутствующими рисками для ее жизни и здоровья. Комитет также озабочен отсутствием абортов на практике, даже когда закон это позволяет - например, в случае беременности в результате изнасилования ([КПЧ,] Статья 6).

Государству-участнику следует активизировать усилия по сокращению материнской смертности, в том числе путем обеспечения доступности для женщин услуг в области репродуктивного здоровья. В этой связи  государству следует изменить законодательство, чтобы на практике помочь женщинам избегать нежелательной беременности и избавить их от необходимости прибегать к опасным для жизни нелегальным абортам[16].


[2] КПЧ. Замечание общего порядка № 6: Право на жизнь (ст. 6). 30 апреля 1982 г., пп. 1, 5.

[4]КПЧ. Коммуникация 763/1997: Lantsova v. the Russian Federation. UN Doc. CCPR/C/74/D/763/1997. 26 марта 2002 г., п. 9.2; см. КПЧ. Коммуникация № 1556/2007: Novaković v. Serbia. UN Doc. CCPR/C/100/D/1556/2007. 2 ноября 2010 г.

[6]КПЧ. Коммуникация № 763/1997: Lantsova v. The Russian Federation. UN Doc. CCPR/C/74/D/763/1997. 26 марта 2002 г., п. 9.2.

[8] КПЧ. Замечание общего порядка № 6: Право на жизнь (ст. 6). 30 апреля 1982 г., п. 5.

[10] КПЧ. Заключительные замечания: Уганда. UN Doc. CCPR/CO/80/UGA. 4 мая 2004 г. КПЧ. п. 14.

[12]Организация Объединенных Наций. Доклад Комитета по правам человека. UN Doc. A/65/40 (Vol. I). 2009 г. стр. 51, п. 10.

[14]Организация Объединенных Наций. Доклад Комитета по правам человека. UN Doc. A/66/40 (Vol. I). 2011 г., стр. 28-29, п. 12.

[16]КомитетКЛДЖ. Коммуникация № 17/2008:  Maria de Lourdes da Silva Pimentel Teixeira v. Brazil. UN Doc. CEDAW/C/49/D/17/2008. 27 сентября 2011 г. п. 7.2.

Право на физическую неприкосновенность

Право на физическую неприкосновенность защищает человека от нанесения ему (ей) физических травм и увечий[2]. Оно не предусмотрено как таковое в МПГПП и МПЭСКП, но в соответствии с имеющимися толкованиями, является частью смежных прав, в том числе права на свободу от пыток, жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения (МПГПП, Статья 7), права на личную неприкосновенность (МПГПП, Статья 9); права на неприкосновенность частной жизни (МПГПП, Статья 17) и права на наивысший достижимый уровень здоровья (МПЭСКП, Статья 12). В соответствии с этим правом государство должно принимать необходимые меры для защиты человека от угроз его (ее) физической неприкосновенности, независимо от того, исходят ли эти угрозы от государства или от частных лицГосударства-участники обеспечивают, чтобы инвалиды наравне с другими:

  1. пользовались правом на свободу и личную неприкосновенность;…

Ст. 17: Каждый инвалид имеет право на уважение его физической и психической целостности наравне с другими.

МКМ, ст. 16:

  1. Трудящиеся-мигранты и члены их семей имеют право на свободу и личную неприкосновенность.
  2. Трудящиеся-мигранты и члены их семей имеют право на обеспечиваемую государством эффективную защиту от насилия, телесных повреждений, угроз и запугивания как со стороны государственных должностных лиц, так и со стороны частных лиц, групп или учреждений.

Международные руководящие принципы этики для биомедицинских исследований с участием человекауважение к автономии, требующее, чтобы с теми, кто в состоянии обдумывать свой личный выбор, обращались с уважением к их способности к самоопределению; и

  1. защиту лиц с ограниченной или сниженной автономией, требующую, чтобы зависимым или уязвимым лицам была гарантирована защита от вреда или жестокого обращения.

Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощиКаждый пациент имеет право на лечение в обстановке, предусматривающей наименьшие ограничения, и при помощи наименее ограничительных или инвазивных методов, соответствующих необходимости поддержания его здоровья и защиты физической безопасности других лиц.

  1. Уход за каждым пациентом и его лечение основываются на индивидуально разработанном плане, который обсуждается с пациентом, регулярно пересматривается, по мере необходимости изменяется и обеспечивается квалифицированным медицинским персоналом.
  2. Психиатрическая помощь всегда предоставляется в соответствии с применимыми этическими нормами для специалистов, работающих в области психиатрии, включая международно признанные нормы, такие как Принципы медицинской этики, относящиеся к роли работников здравоохранения, в особенности врачей, в защите заключенных или задержанных лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятые Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций.  Не допускается злоупотребление знаниями и навыками в области психиатрии.
  3. Лечение каждого пациента должно быть направлено на сохранение и развитие автономности личности..

Лиссабонская декларация о правах пациентовПациент имеет право свободно выбирать и менять врача, больницу или учреждение здравоохранения, независимо от того, находятся ли они в частном или государственном секторе.

Принцип 3. Право на самоопределение

а) Пациент имеет право на самоопределение и на принятие независимых решений относительно своего здоровья. Врач обязан сообщить пациенту о последствиях его решения.

б) Умственно полноценный совершеннолетний пациент имеет право соглашаться на любую диагностическую процедуру или терапию, а также отказываться от них. Пациент имеет право на получение информации, необходимой для принятия им решений. Пациент должен иметь четкое представление о целях и возможных результатах любого теста или лечения, а также о последствиях своего отказа.

в) Пациент имеет право отказаться от участия в каком-либо исследовании или медицинской практике.

Принцип 4. Пациент в бессознательном состоянии

a) Если пациент находится в бессознательном состоянии или по иным причинам не в состоянии изъявить свою волю, по мере возможности, необходимо получение согласия, основанного на полной информации, законным образом назначенного представителя, когда такая возможность предусмотрена законодательством.

б) Если законным образом назначенный представитель отсутствует и при этом требуется незамедлительное медицинское вмешательство, согласие пациента может подразумеваться, за исключением случаев, когда прежние твердые заявления или убеждения пациента несомненно говорят о том, что пациент отказался бы от такого вмешательства в указанной ситуации.

в) При этом врачам всегда следует попытаться спасти жизнь пациента, находящегося в бессознательном состоянии в результате попытки самоубийства.

 Принцип 5. Неправоспособный пациент

а) Если пациент является несовершеннолетним или неправоспособен по каким-либо иным причинам, требуется согласие законным образом назначенного представителя, когда такая возможность предусмотрена законодательством. Тем не менее, пациент должен принимать непосредственное участие в принятии решения в максимально допустимом объеме.

б) Если неправоспособный пациент в состоянии принимать рациональные решения, его решения должны учитываться и он имеет право запретить разглашение информации его законным образом назначенному представителю.

в) Если законным образом назначенный представитель или лицо, уполномоченное пациентом, не дает согласия на лечение, которое, по мнению врача, отвечает интересам здоровья пациента, врачу следует оспорить указанное решение в соответствующем правовом или ином учреждении. В чрезвычайной ситуации врачу следует действовать в интересах здоровья пациента.

Принцип 6. Процедуры, проводимые против воли пациента

Диагностические процедуры или лечение могут проводиться против воли пациента в исключительных случаях, конкретно предусмотренных законом, в соответствии с принципами медицинской этики.

. . . Право на физическую неприкосновенность в контексте психического здоровья

Право на физическую неприкосновенность защищает пациентов с проблемами психического здоровья от применения к ним физического принуждения или мер усмирения. Физическое воздействие или усмирение могут применяться к пациенту только после «тщательной профессиональной медицинской оценки», соответствующей данному виду вмешательства[8]. Мониторинг ситуации в психиатрических и других стационарных учреждениях необходим для того, чтобы ни один человек не был помещен в такое учреждение по причине психической инвалидности без свободного и осознанного согласия[10]. Физическое воздействие или усмирение могут применяться к пациенту только после «тщательной профессиональной медицинской оценки», соответствующей данному виду вмешательства[12].

Заключительные замечания по Хорватии в связи с психическим здоровьем и правом на физическую неприкосновенность

Отмечая заявление государства-участника о намерении запретить использование оборудованных фиксаторами кроватей («кроватей-клеток») как средства усмирения пациентов с психическими заболеваниями, в том числе детей, в стационарных учреждениях, Комитет выражает обеспокоенность по поводу использования таких кроватей на данный момент. Комитет напоминает, что подобная практика представляет собой бесчеловечное и унижающее достоинство обращение (статьи 7, 9 и 10 Пакта).

Государству-участнику следует принять незамедлительные меры для отмены использования оборудованных фиксаторами кроватей в психиатрических больницах и других подобных учреждениях. Государству-участнику следует также создать систему инспектирования таких учреждений с учетом Принципов Организации Объединенных Наций по защите психически больных лиц и улучшению психиатрической помощи[14]. Например, государственные органы должны принимать во внимание «возможные нежелательные последствия тестирования на ВИЧ - в т. ч. стигматизацию, дискриминацию и различные формы насилия - как в вопросах политики, так и практики». Кроме того, для защиты «прав и свобод граждан и в целях обеспечения эффективности национальных мероприятий по борьбе с ВИЧ правительственные структуры должны предпринять все возможные меры для предотвращения нарушений прав человека»[16].

. . . Право физическую неприкосновенность в контексте сексуального и репродуктивного здоровья

Право на личную неприкосновенность гарантирует каждому человеку право  распоряжаться своим здоровьем и своим телом. Физические воздействия на организм человека без его (ее) согласия (например, принудительная стерилизация) признаны «актами насилия»[18]. Что касается принудительной стерилизации, государственные органы должны принимать необходимые меры для предотвращения таких действий - например, привлекать медицинских работников к уголовной ответственности за проведение стерилизации без свободного, полного и информированного согласия лица[20].

Пример дела, касающегося сексуального и репродуктивного здоровья и права на личную безопасность

Szijjarto v. Hungary (Комитет КЛДЖ) (2006). Комитет пришел к выводу, что стерилизация женщины рома без ее информированного согласия была нарушением статьи 12 КЛДЖ (среди прочих) и подчеркнул, что «приемлемыми услугами» являются такие услуги, которые выполняются при полном информированном согласии женщины, и еще раз подтвердил обязательство государств предотвращать такие формы принуждения, как стерилизация без получения согласия

[2] КЭСКП. Замечание общего порядка № 14. Право на наивысший достижимый уровень здоровья. UN Doc. E/C.12/2000/4. 11 августа 2000 г., п. 8.

[4]СМОМН. Международные руководящие принципы этики для биомедицинских исследований с участием человека. 2002.

[7] КПЧ. Заключительные замечания: Норвегия. UNDoc. CCPR/C/NOR/CO/6. 18 ноября 2011 г., п. 10.

[10]КПИ. Мониторинг соблюдения Конвенции о правах инвалидов. Руководство для осуществляющих мониторинг прав человека. UN Doc. HR/P/PT/17. Апрель 2010 г.

[12] КПЧ. Заключительные замечания: Норвегия. UN Doc. CCPR/C/NOR/CO/6. 18 ноября 2011 г., п. 10; КПЧ. Заключительные замечания: Болгария. UN Doc. CCPR/C/BGR/CO/3. 25 июля 2011 г., п. 17.

[14] КПЧ. Заключительные замечания: Республика Молдова. UN Doc. CCPR/C/MDA/CO/2. 4 ноября 2009 г., п. 13.

[16] КПЧ. Заключительные замечания: Республика Молдова. UN Doc. CCPR/C/MDA/CO/2. 4 нояб. 2009 г.

[18] Комитет КЛДЖ. Закл. замечания: Буркина-Фасо. UN Doc. A/55/38 (Supp). 17 августа 2000 г., п. 261.

[21] Комитет КЛДЖ. Коммуникация № 4/2004: Szijjarto v. Hungary. UN Doc. А/61/38. 14 августа 2006 г. Раздел 11.3.

ПОДЕЛИТЬСЯ:

 

 

Юридические консультации

Для пациентов и медицинских работников

Миграция и здоровье

Правовые вопросы

Публикации

Наши публикации

Контакты

Россия, Санкт-Петербург,
Большой проспект П.С., д. 100,
БЦ «Офисный дом»
офис 234

Тел: +7 921 913-03-44